Изменить размер шрифта
Текущее время: 17 авг 2022, 23:42

Правила форума


За нарушение ПРАВИЛ ФОРУМА будет неизбежное наказание.



Новая темаКомментировать Страница 3 из 5   [ Сообщений: 92 ]
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 04 июл 2015, 21:58 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 июн 2012, 11:13
Сообщения: 9275

Медали: 2
Хранители (1) 3 место 'Угадай форумчанина' (1)
Cпасибо сказано: 3250
Спасибо получено:
11674 раз в 6694 сообщениях
Пол: Мужской
Ваш Знак зодиака: Рыбы

Баллы репутации: 63
Карамель писал(а):
почитать что ли.... настроение такое...

Потом в фотографиях своих расскажешь. Типа комиксов. :D

..................................................................................
Изображение


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю кэп "Спасибо" сказали:
dream, Морошка
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 05 июл 2015, 23:06 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Только хорошее

Автор: Виталий Статин

Вчера вечером, размещаясь в купе поезда "Камышин-Москва" Леонид не обратил внимания на свою попутчицу, так, скользнул взглядом по ее стройной фигуре, отметил хороший вкус явно пошитого по заказу платья, вежливо поздоровался и, уложив свой чемодан на багажную полку, отправился за постелью.
Время было позднее, да и усталость, накопившаяся за день, не располагала к беседе, а потому, застелив свою любимую верхнюю полку, он разулся, скинул рубашку и лег спать.
Утром, как всегда в дороге, проснулся он поздно. До Мичуринска было добрых двенадцать часов езды, и парень решил не торопиться вставать и поваляться еще в постели, от нечего делать пялясь в окно.
Поезд медленно тащил свои вагоны, словно нехотя постукивали колеса и в такт им где-то внизу, на столе звякали стаканы.
Первое время Ленька старался не обращать на это внимание, но когда их звон надоел ему, он свесил с полки голову и замер, так и забыв опустить руку.
Его попутчица уже не спала, прикрыв дверь и, видимо, надеясь, что парень крепко спит, она переодевалась, сидя внизу.
Скинув ночную рубашку, она неторопливо и аккуратно натягивала чулки на обнаженные, темные от загара ноги.
Тонкие розовые бретельки лифчика туго обхватывали ее грудь, но чашечки были настолько малы, что под ними можно было укрыть разве что пятикопеечную монету.
Естественно, они не скрывали ничего от восхищенного взгляда парня.
Он легко угадал совершенную форму ее груди, и от этого где-то внизу живота у парня сладко засосало, почти непроизвольно он пошевелился, просовывая руку под одеяло, но тут кровать его предательски заскрипела, и женщина, вздрогнув, подняла голову.
Их взгляды встретились, его растерянный и испуганный, ее спокойный и чуть насмешливый. Вместо того, чтобы вскрикнуть и поспешить прикрыть свое тело, как это часто бывает в подобных ситуациях, женщина улыбнулась и дружелюбно спросила:
Уже проснулся?
Да, вымолвил парень, не зная, как себя вести дальше.
Но то, что поставило его в тупик, женщину, казалось, вовсе не волновало. Спокойно она закончила надевать чулки и только после этого накинула на себя халат, таким образом позволив Леониду еще в течение нескольких минут любоваться своим телом. И только застегнув халат на все пуговицы и повязав поясок, она вновь обратилась к парню:
Скоро обещали принести чай, так что если собираешься завтракать, поторопись.
Ленька послушно соскользнул вниз, нашарил ногой кроссовки, захватил полотенце и мыло и отправился умываться, все еще находясь под впечатлением происшедшего в купе. "А, собственно, что произошло? размышлял он. Случайно я увидел, как она переодевалась, но я ведь не подглядывал за ней, все действительно произошло случайно. И потом она, кажется, на меня не в обиде, а значит, мне не в чем себя упрекнуть. Что за глупое стеснение, ну было и было, незачем теперь постоянно краснеть и прятать глаза, как провинившийся школьник. Тем более, что она действительно красивая женщина, и ничего кроме удовольствия я не испытывал, когда пялился на ее грудь".
В конце этих рассуждений парень пришел к выводу, что надо быть проще и вести себя так, словно действительно ничего не было. Поэтому в купе он вернулся совершенно умиротворенным, спокойным и веселым.
Пока он отсутствовал, женщина собрала на стол немудреный завтрак, преимущественно состоявший из овощей, вареных яиц и незаменимой в поездках колбасы. Все это было живописно разложено на столе и возбуждало аппетит.
Прошу к столу, завтрак подан, произнесла женщина, указывая ему на место против себя. Чай сейчас принесут.
Отказываться Ленька и не думал. Пока проводник выставлял на столик стаканы с чаем, он присовокупил к продуктам собственные сделанные в Камышине запасы. Дождавшись, когда парень сядет, женщина белозубо улыбнулась и доверительно сообщила:
Меня зовут Лида. "Интересно, насколько она меня старше, лет на пятнадцать наверное", мельком подумал Леонид и назвал свое имя.
Ты живешь в Камышине? поинтересовалась она.
Нет, ездил по делам.
И я тоже по делам, у меня там сын учится в военном училище, не без гордости сообщила женщина.
При упоминании об училище Ленька усмехнулся, говорить об этом не хотелось, хотя порассказать он мог многое, когда-то он и сам там учился, пока вовремя не одумался и не ушел в войска, а оттуда на гражданку. Но Лида была довольна судьбой своего сына и принялась подробно рассказывать об училище и обо всем, что ей удалось там увидеть. Парень слушал ее невнимательно и думал о своем. "Конечно, она уже не девочка, лет тридцать пять наверное или чуть больше. Но разве это возраст для женщины, конечно если следить за фигурой и лицом. А она, по всей видимости, следит. Такая женщина может дать фору семнадцатилетней девушке. Лицо красивым не назовешь, но довольно приятное, открытые голубые глаза, полные чувственные губы, небольшой чуть курносый носик. Но главное даже не это; как передашь это мерное движение груди, тем более когда знаешь, что там находится под тканью халата".
А Леонид знал, утренняя сцена стояла у него перед глазами, и опять, как час назад, у него сладко заныло в паху, и так захотелось прервать Лиду, взять ее маленькую теплую ладошку и положить ее себе между ног, чтобы почувствовать прикосновения ее пальцев. От этих мыслей даже есть парню расхотелось.
Словно уловив, о чем думает ее собеседник, Лида замолчала и виновато улыбнулась.
Тебе наверное это не интересно? спросила она, глядя на парня широко открытыми и от того кажущимися наивными глазами. Но чего-чего, а наивности в них не было ни грамма, наоборот, что-то необъяснимо дерзкое таилось в них, манило парня, подталкивало его, обещая все или почти все из того, что он мог себе вообразить.
Приоткрыв дверь в купе, заглянул мужчина, явно кавказского происхождения, скользнул взглядом по женщине и недовольно поморщился, наткнувшись на помрачневшее от его бесцеремонности лицо Леонида.
Искатель приключений, охарактеризовал заглянувшего парень и поднялся, чтобы закрыть дверь.
Хорошо, что я не одна в купе, ответила она.
Леонид опять заглянул в ее глаза, словно спрашивая позволения на более смелые поступки, и получил его.
А если бы я начал к вам клеиться?
Клеиться? женщина насмешливо вскинула бровь. Это значит ухаживать? Пожалуй, это было бы даже интересно.
Леонид не знал, что она имела в виду под словом "ухаживать", да это его и не интересовало, у него были собственные взгляды на происходящее и собственное понимание ее слов. Он повернул защелку замка и опустился на полку рядом с женщиной. Она доверчиво улыбнулась и отложила яблоко, которое до этого с удовольствием грызла. Он нежно взял руку Лиды, еще пахнущую свежестью яблочного сока, и поднес к своим губам. Он приложился к каждому пальчику на этой нежной ручке, а затем не останавливаясь скользнул вверх от запястья и, прочертив языком полоску на ее коже, замер там, где начиналась ткань халата. Женщина молчала, не возражая и не одобряя действия парня, только в голубых глазах ее поблескивали искорки возбуждения. Осмелев, Леонид расстегнул верхнюю пуговку ее халата и, раздвинув ткань, прикоснулся губами к ее груди в самом центре, где между двумя возвышенностями образовалась такая манящая впадина. В это же время вторая рука его, откинув полу халата, проникла между ног женщины и заскользила по теплым, начинающим влажнеть трусикам. И лишь когда он попытался снять их, Лида остановила парня:
Подожди, торопиться не надо.
На время оставив на месте трусики, Ленька обнажил Лидину грудь и аккуратно, словно боясь потревожить женщину более смелой лаской, принялся играть с ее сосками, то поглаживая их языком, то чуть сжимая губами и, наконец, когда они окрепли и набухли соком, приник к одной груди крепким поцелуем. Откинувшись к стене, женщина тихо постанывала от получаемого удовольствия. Стоны ее, стук колес, шаги и голоса где-то за дверью в коридоре слились в одну чудесную музыку, которая кружила голову парню и воодушевляла его на новые ласки.
Халат уже соскользнул с тела женщины, ненужный бюстгальтер был отброшен в сторону, но розовые тонкие трусики снимать Леонид не торопился. Приятно было, оттянув резинку, проникать под их ткань, обнаруживая при этом мягкий холмик волос, а чуть ниже теплую влажность половых губ. Но всякая тайна неизбежно имеет свою разгадку. В нетерпении женщина сама сорвала с себя это последнее препятствие и оказалась перед ним совершенно обнаженной и сгорающей от желания близости. Теперь эта близость была просто необходима для них обоих, существа их рвались друг к другу, готовые принять любовника и полностью в нем раствориться, отдать всего себя, взамен получая беспредельную ласку из фонтана наслаждений.
Ленька поднялся и принялся скидывать с себя одежду. Сквозь полуприкрытые веки Лида наблюдала за ним и любовалась молодым, полным сил и желания телом. Когда он освободился от одежды, женщина протянула руки и приняла на себя, благодарно шепнув:
Как долго ты сдерживал себя, мой мальчик.
Умелым движением она направила его член во влагалище и застонала при этом, так велик он был, наполнившись силой во время любовных игр. Леонид проник в нее полностью и закачался на волнах сладострастия, крепко сжимая бедра партнерши. Это продолжалось недолго, первое извержение бурно закончило момент соития, но не принесло успокоения. Не останавливаясь, парень начал второй акт, теперь уже чутко прислушиваясь к желанию и настроению Лиды. Второй раз они кончили одновременно, и сладкая жидкость заструилась по раскинутым ногам женщины, когда Леонид вынул из влагалища свой фаллос. Но тут же он припал к чудесному источнику ртом и долго пил из него, усталый и счастливый.
И лишь утолив жажду, он поднялся и сел рядом с женщиной, тихо, осторожно поглаживая ее по низу живота и еще вздрагивающим бедрам. Некоторое время Лида лежала без движения, затем открыла глаза и, перегнувшись, достала ртом его уже опустившийся член. Двух мягких пожатий оказалось достаточно, чтобы привести его в прежнее состояние. Устроившись удобнее на узкой полке поезда, она коснулась губами головки фаллоса, поиграла с ним язычком, а затем, обхватив ртом, принялась играть с ним так, как считала нужным. Упоительны и нежны были ее действия, не удивительно, что уже через несколько минут Леонид почувствовал приближение сладостного мгновения и, не сопротивляясь ему, выплеснул ей в рот густую горячую жидкость.
Как сладкий сон пронеслись минуты близости, стрелка часов неумолимо стремилась к шести, проводница в коридоре объявила о скором прибытии в Мичуринск.
Тебе выходить, напомнила Лида и потянулась за халатом. Последний раз коснувшись ее губ, Леонид запечатлел на них целомудренный поцелуй и поднялся. Собирался он молча, к тому, что у них произошло, не нужны были комментарии.Мы увидимся когда-нибудь? спросил он, останавливаясь у двери.
Когда-нибудь? повторила она равнодушно. Лет через пять я стану старой и некрасивой, я буду тебе не нужна, как в общем-то и сейчас. Постарайся меня забыть. А я? Я уже ничего не помню.
Это неправда, покачал головой Ленька. Ни ты меня, ни я тебя никогда не забудем. Все лучшее все равно остается в памяти, а с тобой мне было хорошо.
Вот и отлично, опять белозубо улыбнулась Лидия. Может быть, ты единственный, кто будет вспоминать обо мне только хорошее.
Поезд остановился, заскрипев вагонами, что-либо добавить к сказанному Леонид уже не мог, вышел он, что называется по-английски, не прощаясь. Женщина осталась сидеть в купе, безразлично глядя в окно. "Ну и хорошо, ну и ладно, думал парень, шагая по перрону. По крайней мере жалеть не о чем. А второй раз, второй раз так уже не будет, возможно, будет похоже, но все равно уже не то. И обаяние новизны уже пройдет, и ласки окажутся знакомыми, и даже волнующий запах ее тела изменится и будет раздражать. Тем-то она и хороша, что никогда уже больше не попадет в мои объятия, тем-то она и будет мне памятна, всегда".


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 05 июл 2015, 23:09 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Исполнение желаний

Автор: Дж. Фэйтвин

Мы с мужем часто занимаемся любовью в скажем так, не совсем традиционной форме. Анальный и оральный секс мы освоили уже давно, а с недавних пор нашим излюбленным способом стал секс публичный. Конечно, мы не занимаемся этим посреди площади в праздничный день, но тем не менее шокировать публику в вечернем парке или поразвлечь скучающего бармена сексуальным шоу было для нас более-менее привычно. Особенно мне запомнился случай, когда мы с
Владом, порядком возбужденные, забежали в закусочную на окраине города. Hам было тогда плевать, кто там будет, и что о нас будут говорить, нам просто хотелось - и все. К счастью, в зале никого из посетителей не оказалось, а за стойкой с пресным видом стоял молодой человек, листавший какой-то журнал.
Устроившись поудобнее за столиком в самом углу, мы с мужем начали ласкать друг друга руками. Я расстегнула его ширинку и достала окрепший член, который с каждой секундой становился все тверже. Погладив большую розовую головку пальцами, я наклонилась и облизнула ее кончик. От прикосновения моего языка пенис стал прямо деревянным, и тогда я захватила его полностью. Hадо сказать, что после того, как мы посмотрели фильм "Глубокая глотка", я буквально заболела идеей повторить увиденное. Hесколько дней прошли в безуспешных попытках, но мои труды в конце концов увенчались успехом. И вот сейчас я тоже, предварительно смочив член слюной, засадила его в себя по самые яйца. Дышать в таком положении было некак, но я не торопилась вытаскивать это чудо из своего ротика. Медленно сползая, я изо всех сил прижималась язычком к его горячей поверхности, одновременно массируя руками яички. Когда он оказывался весь вне меня, я снова облизывала его и опять вонзала в свою бездонную глотку. Эротический рассказ Исполнение желаний «Для взрослых» Эротический рассказ Исполнение желаний Влад застонал и напрягшись всем телом, бурно излился прямо в меня, так как его член был глубоко во мне. Вытащив его на белый свет, я нежно и ласково облизала его, слизнув последнюю капельку, появившуюся на кончике. И тут мы услышали громкий стон откуда-то со стороны. Посмотрев в сторону стойки, мы увидели бармена, который совершенно обалдев от нашей выходки, начал онанировать и кончил почти одновременно с Владом.
Мы засмеялись, но парень не смутился, а стоял и смотрел на нас, сжимая в руке ослабший пенис. Его глуповатый вид почему-то страшно возбудил нас и член Влада, моментально превратившийся в грозную дубину, оказался у меня между ног. Я стала так, чтобы бармен мог все видеть и смотрела в его сторону. Он тоже возбудился и опять начал онанировать. Подойти к нам он боялся, но сдержать свое возбуждение видимо, не мог. Муж, пристроившийся сзади, с яростью вонзался в мою бритую малышку, которая исходила соками, а я ласкала пальцами клитор. Вскоре все происходящее стало тонуть в тумане, и громко застонав, я повалилась грудью на столик. Последнее, что я почувствовала перед тем, как провалиться в нирвану, были горячие потоки мужниной спермы, которой он щедро поливал мои бедра...
Очнувшись, я застала себя все так же лежащей на столике с задранной юбкой и облитыми спермой ляжками, которые никто не собирался вытирать. Мой муж сидел позади меня, а рядом с ним сидел бармен. Они потягивали из стаканов холодное пиво и громко обсуждали мои прелести, не забывая при этом о "нюансах" только что закончившегося шоу. Я встала, вытерла ладонями капельки жидкости с ног и стоя так, чтобы им была виден мой совершенно лысый лобок, слизнула сперму с ладошек. Парни едва не поперхнулись пивом, и как я заметила, у бармена уже начал вставать. Я усмехнулась и, одернув юбку, села в кресло, не забыв по дороге выхватить из рук обалделого мужа стакан с пивом. Hо групповой секс не входил в наши планы, а поэтому вечер закончился за занятной беседой с Сашей (так звали бармена), который оказался довольно остроумным парнем с весьма не плохим запасом шуточек и анекдотов. Покидая его заведение поздно вечером, мы поблагодарили его за гостеприимство, а он в свою очередь раскланялся, благодаря нас за чудесный спектакль, какого он никогда раньше не видел.
Вспоминая об этом случае, я каждый раз становилась мокренькой. Хорошо, когда это случалось дома - под рукой всегда был хорошенький вибратор, это когда мужа не было, а когда Влад был дома, то можно было наброситься на него, утоляя жажду похоти. И каждый раз, когда это воспоминание посещало мою разгоряченную голову, я ощущала какое-то непонятное желание, которое никак не могло проявиться полностью. Hо однажды, когда я смотрела порно и ласкала себя (муж был в очередной командировке), я увидела на экране, как трое мужиков трахали миниатюрную девушку сразу во все дыры. Эта сцена страшно возбудила меня и я, засунув в себя почти целиком огромный вибратор, включила его на полную мощность... Страшной силы оргазм буквально вышвырнул меня из сознания, разом сжавшиеся мышцы моей дырочки вытолкнули жужжащую палку на простыню... я пришла в себя, вцепившаяся побелевшими пальцами в кровать... мир был таким ласковым...
Когда я проснулась несколько часов спустя, вибратор уже тихо лежал между моих ног, батарейки приказали долго жить. Я встала, и мурлыкая популярную песенку, пошла в ванную. Я уже знала, чего я хочу, но еще не представляла, как это сделать. Муж ни за что не согласится на такой опыт, да и опасно было так развлекаться в нашем не очень большом городе. Словом, я решила дождаться удобного случая и вскоре такая возможность появилась - муж купил мне путевку в
Болгарию на целых две недели.
Я откинулась на спинку удобного кресла и закрыла глаза. Самолет оторвался от земли и стремительно начал набирать высоту, унося меня навстречу новым и несомненно, приятным приключениям.
Когда самолет уже заходил на посадку, мне вздумалось посмотреться в зеркальце.
Я немного поспала и теперь хотела посмотреть на себя со стороны. Открыв сумочку, я увидела записку, в которой говорилось, что зеркальце в чемодане.
Привыкнув к сюрпризам мужа, я не обижалась на его "визиты" в свои сумочки или другие вещи. Hаверняка он придумал что-то интересное и мне оставалось только дождаться посадки.
Таможенник попросил меня показать содержимое своего чемодана, который я только что сдернула с движущейся по кольцу ленты. Щелкнув замками, я подняла крышку... Среди моих прозрачных кружевных трусиков и тончайших чулок, которые я не имела привычки прятать на дно чемодана, лежала большая коробка с презервативами. А рядом с ней скромно примостилось мое зеркальце... Я громко засмеялась, ощутив неимоверное облегчение от того, что получила индульгенцию на свои будущие грехи. Теперь мне не придется изображать из себя Деву Марию по приезду домой, скрывая свои похождения. Hичего не понимающий таможенник посмотрел на меня, как на сумасшедшую, но затем с ничего не выражающим видом продолжил исследование моего чемодана. Я ждала, когда он доберется до главного сюрприза, и когда его рука наткнулась на странный предмет, он достал его из-под моих шмоток. Густая краска залила его до самого кончика носа при виде того самого вибратора, с которым я когда-то нашла свою мечту. Положив его обратно, он быстренько закрыл чемодан и не смотря мне в глаза, поставил визу в паспорт.
Едва сдерживая смех, я выскочила из аэропорта, поймала такси и только в гостиннице дала волю своим эмоциям.
Раздевшись донага, я начала исследовать свои аппартаменты. Были они не слишком роскошными, но для половины месяца были очень даже хороши. Особенно мне понравилась ванная, в которой оказались не только мыло, шампуни и мягкие мохнатые полотенца, но и несколько одноразовых бритв в упаковке. Это было очень даже кстати, так как надо было побрить свою киску, а в маркет идти не хотелось.
Устроившись поудобнее в широкой ванной, я принялась за дело, покрыв лобок и такие пухленькие губки ароматной пеной. Бритье этого местечка всегда возбуждало меня, и я часто кончала, когда падающая струя воды начинала смывать остатки пены. Часто очень хотелось поласкать язычком свою аппетитную малышку, но йоги не были моими учителями.
Закончив бриться, я постояла под прохладным душем (было довольно жарко), я вышла из ванной. Прикрываться полотенцем я не имела привычки, да и незачем это было в такую-то погоду. Еще у двери ванной комнаты я услышала, что в комнате кто-то есть, но скрываться не было желания и я вошла в комнату, как была.
Hарушителем моего спокойствия оказалась молоденькая горничная, которая пришла спросить, не нужно ли чего помочь с дороги. Hо при моем виде (а фигурка и формы у меня очень даже соблазнительны), она смущенно замолчала, не сводя с меня своих огромных голубых глаз. Я улыбнулась, и подойдя к ней, легонько поцеловала в губы. Она не отстранилась, видно было только, что изрядно растеряна. Мне вспомнилось мое давнее желание попробовать на вкус свою киску, но у моей горничной она была наверняка не хуже, и это придало мне уверенности в своих действиях. Лаская ее симпатичное личико подушечками пальцев, я поцеловала ее теперь уже длинным, жарким поцелуем, водя кончиком языка по ее губам, иногда забираясь поглубже. Она закрыла свои очаровательные глаза и прижалась ко мне всем телом, лаская руками мою еще влажную спину. Так, ласкаясь и целуясь, я раздела ее до самых чулков, которые горничные не снимали даже в такую жару. Мои руки скользили все ниже и ниже по ее восхитительному телу и наконец, я добралась до жаркой влажной пещерки, наполнившись непередаваемым восторгом.
Чужую писю я ласкала впервые и новизна ощущений добавляла наслаждения.
Мила, это имя она прошептала мне, жадно пила из моих губ ласку, уже мелко дрожа всем телом от возбуждения. Я взяла ее за руку и подвела к широкой кровати, на которой я уже успела покачаться, проверяя ее на пригодность к бурным ночам. Все
так же лаская и целуя ее личико, я положила Милу на кровать, повторяя теперь уже губами путь к манящей меня пещерке. Лаская мои волосы, Мила только постанывала, предоставив мне полную свободу действий. Широко раскинутые в стороны ноги предоставили мне прекраснейший вид ее вагины, которая была выбрита так же как у меня, только на лобке был оставлен маленький пушистый островок в виде узкой полоски. Ее розовые губки вызывающе смотрели на меня, а вершил это чудесно напрягшийся, довольно большой клитор. Она была уже вся в смазке, и я легонько провела языком по этому чуду. Она была немного солена и восхитительно ароматна. Теперь уже смелее, я начала облизывать ее, чередуя это с поцелуями клитора и исследованиями пещерки изнутри языком. Мила тихонько стонала и ласкала мои волосы, но когда я захватила ртом всю ее кису и потянула в себя, она взорвалась конвульсией и очень бурным оргазмом, всхлипывая и жадно хватая воздух ртом. Я снова поднялась к ее глазам, губам и нежно лаская тело руками, осыпала ее лицо поцелуями.
Когда Мила немного пришла в себя, я откинулась на спину, предоставляя ей возможность поласкать себя и она с благодарностью приняла мое предложение. Ее губы так нежно ласкали мое тело, опускаясь к самому интимному месту, ее язык находил самые сокровенные уголки, она так нежно, умело и страстно целовала мою маленькую, что долго выдержать это я не смогла и запутавшись пальцами в ее пушистых волосах, кончила... самым мягким, и самым глубоким оргазмом... из всех, которые мне пришлось получать ранее...
Снова почувствовав ее дыхание у своего лица, я прижалась к ней с восторженной улыбкой, шепча разные нежные слова, смысл которых не нужно было переводить. Hо вскоре она засуетилась, и подарив мне еще один поцелуй, оделась и убежала по своим делам. А я все так же лежала голышом на кровати, полная неги и теплоты ее ласки. Мое решение никуда не идти сегодня вечером окрепло окончательно и остаток вечера я провела с бокалом шампанского и фруктами из бара-холодильника. Следующий день был полон загадок и новых ощущений...
Яркое июльское солнце давало неимоверное количество тепла, так что подолгу задерживаться в море было просто необходимо. Я неторопливо плавала у берега, рассматривая публику, присутствующую на пляже. Яркие плавки бикини на телах девушек скрывали очень мало, а о топе вспоминали только очень немногие. Еще было довольно много симпатичных, загорелых парней с очень даже привлекательными фигурами. Hо среди всего этого великолепия я никак не могла обнаружить то, зачем я собственно и приехала сюда. Мне были нужны три классных парня, которые были бы без девушек. Hо таких пока не было, и поэтому все мои ожидания были напрасны. Выйдя на берег, я подошла к своим вещам и тут увидела невдалеке трех ребят, которые видимо, только что пришли на пляж. Они что-то шумно обсуждали раздеваясь, девушек рядом с ними не было, но они уже начинали ловить взглядами хорошеньких крошек, которых было предостаточно вокруг.
"Сейчас или никогда" храбро решила я про себя, но все еще несколько боясь своей затеи, пошла в сторону ребят. Всего-то и надо было притвориться, будто подвернула ногу... Высокий парень с внешностью скандинава успел подхватить меня, когда я с артистичным стоном начала падать. Моя грудь, которуя я и не думала прикрывать, оказалась в его руке, второй он бережно обнимал меня за талию.
-Вы плохо себя чувствуете? - спросил он на ломаном английском. Судя по произношению, парни были шведами.
-О, нет, но моя нога... Я наверное не смогу ходить - честно соврала я.
Рассмотрев вблизи мужчин, я окончательно и безповоротно решила отдаться всем троим. Заметные бугры в плавках наводили меня на мысль о размерах этих устройств и я почувствовала, что начинаю потихоньку заводиться.
-Если вас это не затруднит, помогите мне добраться до моей гостинницы - мой английский был гораздо лучше, чем у моего "спасителя", и наблюдая непонимание на его лице, я произнесла понятные любому слова - Хелп ми...
Заговорив о чем-то на своем языке, Энди, как я его для себя назвала (в силу того, что родное его имя было непроизносимо), легко подхватил меня на руки и попросил меня показывать дорогу к моей гостинице. Hо я с улыбкой показала на свою все еще обнаженную грудь и он, усмехнувшись в ответ, поставил меня на ноги, предоставляя возможность одеться. Hо мое коварство и актерские способности не сотавили ему шансов... Вскрикнув, я махнула, словно чайка, руками и опустилась на горячий песок. Друзья Энди возмущенно зашумели, видимо, ругая бедолагу за неосторожность. Помощь их в одевании меня была просто неоценима, и вскоре я, обняв Дика (вторая моя жертва) за шею и прижавшись к нему, уже приближалась к своей заветной цели.
Позади Дика виновато плелся Энди, рядом с которым шел третий, который не пожелал оставаться на пляже сам. Итак, мы в полном составе шли прямиком ко мне в номер... Hемного запыхавшись, Дик все-таки доставил меня прямо на мою огромную кровать. Я показала ему на бар, в котором была содовая и лед и он с благодарностью налил себе стаканчик. Я предложила его друзьям тоже попить, и они приняли мое предложение, попутно не забыв и обо мне. Я полулежала на кровати, с интересом рассматривая ребят. Замая замечательная фигура была у
Дика, Энди был самым крупным, Ола, третий швед был ничуть не хуже товарищей. У
Энди был откровенно виноватый вид, и я решила дать ему возможность искупить "вину". Достав из сумочки какой-то крем, я попросила его сделать мне массаж лодыжки. Энди с радостью согласился и скоро моя нога оказалась в его сильных, но нежных руках. Он гладил и мял мою ножку, от чего мое возбуждение уже начало потихоньку проявляться. Видя оттенок ревности на лице Дика, он тоже был допущен к лекарству... Ола тоже не был забыт. Ребята уже потихоньку начинали заводиться
- моя прозрачная тенниска не скрывала особо груди, а мое бикини только условно можно назвать одеждой. Вскоре уже втору мою ногу ласкали заботливые мужские руки, и причем гораздо выше колена, а затем и плечи, а за ними и грудь оказались в руках моих массажистов. Я попросила снять маечку, что было немедленно исполнено и теперь уже наслаждалась всем телом, отдав его сильным, нежным рукам. Крошка-треугольник бикини вскоре последовал за майкой, и взорам ребят открылась моя кисочка. Они восторженно заговорили, осторожно прикасаясь к большим губкам и поглаживая внутреннюю часть бедер. Ветер оргазма подхватил меня, и я на мгновение оказалась в радужном мире без границ и звуков. Когда я открыла глаза, Ола и Энди были уже без одежды, а насчет Дика я не была уверена, потому как он пристроился между моих ног и ласкал меня языком. Я погладила его мускулистые плечи и села на кровати. Он был все еще в плавках, и я помогла снять их, оторвав от себя. Hа меня смотрели три превосходнейших предмета мужской гордости. Ребятам было чем гордиться. Я по очереди прикоснулась к каждому из них, поглаживая пальцами их твердые стволы и большие, розовые головки. Потянув одного из них на себя, я поцеловала его конец, затем немного высунула язык и подвигалась взад-вперед. Ола застонал, его член стал тверже и я переключилась на следующий. Обведя язычком по ободку головки, я потихоньку опустилась к яйцам и облизала их тоже. Следующим был член Дика, которому я тоже подарила несколько хороших поцелуев. Hо главное их ждало впереди - когда обильно смочив слюной чей-то член, я медленно засунула его глубоко в себя. Его стон стал громче, и когда член уже почти вышел из моего такого сладкого ротика, в рот мне ударил фонтан густой, ароматной спермы. Я проглотила все без остатка и принялась за следующий. Ола оказался более выносливым, чем его предшественник, но тоже скоро кончил. Следующего я выдоила так же быстро, как и остальных и теперь парни, обессилев от бурных оргазмов, падали к моим ногам.
Что и говорить, я была счастлива, вкусная соленая жидкость была у меня на губах, на щеках и я собирая ее пальцами, слизывала затем капельки. Это не осталось незамеченным и парни очень быстро возбудились, начав осыпать меня совершенно восхитительными поцелуями. Hа этот раз я решила получить все, чего мне так давно хотелось...
Энди ласкал мою дырочку языком, губами и помогал при этом себе руками. Дик целовал мое тело, сжимая грудь, целуя ее, лаская губами пупок и ложбинку между грудями. Член Олы, идеально подходящий для облизывания - не очень толстый и длинный, постоянно исчезал за вратами моих губ. Я лизала и сосала его, как конфетку, то засовывая за щеку, то водя языком от основания до конца. Он все пытался пробраться глубже, но мне не хотелось доводить его слишком рано. Скоро
Дик с Ола поменялись и моя конфета стала потолще и немного короче. Ола ласкал мою грудь, захватывая ее почти целиком в рот, а Энди разрабатывал пальцами уже не только мою щель, но и попу тоже. Когда пальцы уже свободно скользили в моей туго дырочке, Энди направил туда свой главный калибр. О, я не ожидала такого начала, но все же это было здорово... Оргазм не замедлил себя ждать и я кончила, радуя своих парней громкими стонами. Энди вышел из меня и через мгновение я оказалась в воздухе. Мужчины перевернули меня и подняв, насадили на торчащий колом пенис Дика, который лежал на спине. Достав до самого дна, Дик начал медленно двигаться, и одновременно с этим я почувствовала, как сзади в меня входит еще один член, это был Ола. Они сначала медленно и осторожно двигались во мне, разрабатывая обе дырочки, а затем начали двигаться все быстрее. Я была на седьмом небе от счастья, но мне был необходим еще один член.
И вскоре я получила его - Энди, умница сбегал в ванную. Влажный, блестящий и скользкий его член тараном вошел в мою глотку. Я набрала полные легкие воздуха и снова проглотила его. Теперь Энди сам двигался вперед-назад, трахая меня в
рот.Это был кайф! Я была заполнена на все сто, не было ни одной свободной дырочки и я ощущала себя одной огромной, наполненной членами вагиной. Мир перевернулся, и раздирал меня на части, я взлетела к облакам и оттуда камнем упала на землю...
Открыв глаза, я не увидела возле себя ни одного из моих "ухажеров".
Совершенно разбитая и выжатая, как лимон я не имела сил ни подняться, ни тем более искать ребят. Да мне было, в общем-то все равно, где они, до того мало сил осталось для движений и размышлений. Я облизнула пересохшие губы и ощутила привкус спермы на губах. Исследовав рукой свои дырочки, я везде нашла капельки мужского сока. Сперма переполняла меня, она была везде, я просто наполнена ею... Огонь внутри опять разгорелся и от одного только осознания того, сосудом для чего я являюсь, опять пришел оргазм, окончательно доконавший меня...
Пробуждение ото сна было чудесным. Комната оказалась уставлена цветами. Они были везде - на окне, на полу, на мебели, на шкафах. Постель была усыпана лепестками роз и я лежала посреди всей этой красоты. Моя нагота была украшена цветами и мне захотелось петь. Сев на кровати, я решила было спеть, но потом передумала. Мне все же очень хотелось узнать, куда девались ребята. Взяв изумительную красотой розу, я вышла в гостиную. И - о чудо! застала парней, мирно спящих на всем, на чем только можно было спать. Дик полулежал в кресле, а его член, словно привествтвуя меня, стоял на страже. Зрелище было так завораживающе, что я опустилась перед ним на колени и обласкала его самой изысканной лаской. Дик застонал во сне, зашевелился и вот он уже гладит меня по спине. Сегодня глубоких глотаний я решила не делать, но над яичками трудилась вовсю. Дик вздрагивал всем телом, шепча что-то на своем языке, головка его члена была так восхитительна, что я кончила, помогая при этом себе рукой, теребя клитор. Дик шумно дышал и я чувствовала, что он долго не выдержит. Я выпустила его ствол изо рта и начала дрочить его рукой, желая посмотреть на молочный фонтанчик.
Второй член, вторгшийся в мою пещерку сзади, добавил пикантности происходящему. Мне внезапно захотелось быть наполненной спермой до самого края и я сказала парням об этом. Улегшись на спину, я приняла в себя сначала дубинку
Дика, который кончил очень быстро, затем его место занял Ола, подарив мне быстрый, но сильный оргазм, затем последовал Энди, который недавно проснулся и теперь был подобен огромному мощному механизму. Его не маленький член раздвигал мою киску, доставал до дна и когда выходил полностью, то был весь в сперме, которую оставили Дик и Ола. Я смотрела на это зрелище, я упивалась им и в конце концов Энди не выдержал, выплеснув в меня огромную порцию "молочка".
Я с аппетитом облизала его член, прикрывая щелочку рукой, чтобы драгоценная влага не вылилась раньше, чем мне хотелось. Закончив с членом, я поднялась с пола и тут убрала ладошку от малышки. Мне хотелось почувствовать, как стекает горячая сперма по моим ляжкам, выливаясь из отверстия и я получила это удовольствие.
Ребята смотрели на это с восхощением, зааплодировав мне, когда я начала втирать их соки в кожу. Поворачиваясь к ним то спиной, то показывая всю себя спереди, я довела их опять до возбуждения. Hо мне этого могло быть слишком много, и засмеявшись, я сбежала от них в ванную. Обмывшись под душем, я насухо растерлась полотенцем, которое немного пахло мужчиной и вышла в столовую комнату, откуда, налив себе апальсинового сока, отправилась в гостиную, осторожно потягивая сок из полного стакана. Еще в дверях столовой я услышала непонятное оживление в гостиной...
Мила, пришедшая (как потом оказалось) ко мне "на огонек", застала в комнате трех обнаженных и порядком возбужденных мужчин. Испугавшись сначала, она затем сориентировалась и решила спасать свою любовницу. Сбросив халатик, она сразу оказалась в одних только чулках. Встав на колени перед Олой, Мила начала делать ему нежный, но быстрый миньет. Встав по сторонам от нее, Дик и Энди ласкали ее небольшие грудки, круглую попку, доставая руками до ножек и до жаркой дырочки.
За этим занятием я и застала своих новых друзей. "Море отменяется" - со вздохом подумала я и, допив сок, легла на спину, просунув голову между ножек Милы.
Лепестки ее Цветка оказались в моих губах и я снова ощутила прилив пьянящего возбуждения, которое пришло вчера, когда я впервые ласкала женщину...


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 08 июл 2015, 00:09 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Соседка
Автор: Сергей Ахапкин

Наконец, сегодня вечером пошел снег. Он падал огромными хлопьями при полном безветрии, и в сумерках, при подсветке уличных фонарей, картина была великолепной и почти нереальной.
Николай вышел из маршрутки, закурил, и не спеша, пошел домой. Вдруг впереди он увидел знакомый силуэт Светланы, встречи с которой он ждал и боялся все эти дни. С той ночи прошло две недели, и желание увидеть
Светлану все крепло, но и чувство неловкости и смущения тоже росло. Вспоминая, что они творили тогда, он, почему-то, испытывал стыд и думал, что Светлана тоже, не смотря на ее слова, сказанные при расставании, не жаждала встречи с ним.
Сейчас Николай прибавил шагу, на ходу судорожно придумывая слова, которые он ей скажет и, не находя их, с облегчением уже хотел остановиться и дождаться, когда она войдет в подъезд и поднимется на свой этаж, но собрав всю свою силу воли, почти бегом догнал ее.
- Привет.
Светлана обернулась. Она была без шапки, и на ее рыжих волосах лежал снег, на очках были капли, и тушь местами уже потекла.
- Привет, ты куда пропал? Я соскучилась. Какая прекрасная погода. Я пешком иду от метро, все смотрю на эту красоту. - тараторила она, и лицо ее так и светилось неподдельной улыбкой и радостью.
Куда ты делся? А я забыла дать тебе номер телефона, знаешь, как я потом себя ругала?
- А если муж взял бы трубку? Ты что, я не хочу тебе лишних неприятностей - Николай облегченно прервал ее поток слов, чувствуя, что он ей не в тягость и она рада его появлению.
- Дурачок. Ты же не знаешь моих отношений с мужем, уж поверь, ничего плохого не случилось бы. Они вошли в подъезд и поднялись к лифту.
- Скажи, ты придешь ко мне? - спросила Светлана.
- У меня сейчас жена приехала, единственное, что я могу, так это только отпроситься на работе и придти к тебе с утра.
Дверь лифта открылась, и они вошли в кабину.
- Вот и хорошо, я завтра буду тебя ждать.
- А у тебя проблем с работой не будет?
- Нет. - Ответила Светлана, - я все улажу.
- Ну договорились, я буду у тебя пол восьмого. Знаю, что ты любишь коньяк...
- А вот цветов не надо. - Перебила его она. - не люблю.
Дверь отворилась, и Светлана вышла, улыбнувшись ему на прощанье. Доехав до своего этажа, Николай вышел, постоял немного на лестничной площадке, и снова поехал вниз - надо было купить коньяк.

Ровно пол восьмого Николай нажал на кнопку звонка квартиры на седьмом этаже. Дверь открылась, и радостная Светлана все в том же знакомом халатике пропустила его.
- Заходи.
- Привет. Цветов нет, уж извини, а это нам, - сказал
Николай, ставя бутылку греческого бренди на столик в прихожей.
Она обняла его за шею, и молча приблизив свое лицо к нему, впилась в его губы поцелуем. Обняв Светлану, Николай ответил ей, снова удивляясь прекрасному строению ее тела - казалось, талию ее можно было обхватить ладонями и еще осталось бы место.
- Погоди, дай раздеться - сказал он, с трудом отрываясь от ее манящих губ.
Он снял куртку, повесил ее на вешалку, скинул ботинки, и, взяв Светлану на руки, понес ее в комнату. Увидев медвежью шкуру, он хотел положить ее туда, но передумал и, оглядевшись, положил ее на диван, одновременно покрывая поцелуями ее шею. Лег рядом и, захватив в свой рот
Светланины ищущие губы, почувствовал ее язычок, который проталкивался навстречу. Николай рукой провел по бедру Светланы, задирая легкий халатик наверх, и остановился на ее груди. Сегодня на ней не было лифчика. Он чувствовал, как грудь начинает постепенно твердеть от его ласки и сосок, набухая, уже терся о его ладонь. Николай начал целовать ее прямо сквозь легкую ткань, постепенно спускаясь ниже и уже поцелуями покрывал голый живот Светланы, сквозь полузакрытые глаза видя ее лобок, прикрытый узкой полоской белых трусиков. Она мелко дрожала, а когда Николай своей рукой чуть раздвинул ее бедра и положил ладонь на вагину, раздался стон и Светлана, прогнувшись, вцепилась руками в его голову и подтолкнула ее вниз, но потом вдруг резко свела ноги и попыталась сесть.
- В чем дело? - недовольно спросил Николай, переводя дыхание.
- Ты же сам не любишь спешить. И времени у нас еще много. И мы коньяк еще даже не попробовали.
- Какая ты злопамятная. - засмеялся Николай, - Ты права.
Он встал, бережно поднял Светлану, усадил ее на диван и пошел в прихожую за коньяком.
Она тоже встала: - Ты открывай, а я принесу чего-нибудь закусить.
Николай пододвинул к дивану маленький низкий столик, открыл бутылку, и сел, устроившись поудобнее. Светлана принесла рюмки и уже разломанный на дольки шоколад на тарелке.
- Возьми. - она протянула лист бумаги. - Это мой телефон. А то опять забуду дать.
Устроившись рядом с Николаем и поджав под себя ноги, она положила свою голову ему на плечо.
- Разливай.Засунув листок в карман и взяв бутылку, он увидел три рюмки.
- Не понял, а почему три?
Она, виновато и в то же время лукаво заглядывая ему в глаза, сказала: - К нам придут гости.
- Какие гости, муж что ли?
- Нет, муж сегодня не может, он работает. Придет моя хорошая подруга.
- Да на фиг она нужна? - Николай начал психовать, постепенно выходя из себя, недоумевая на затею Светланы.
- Не кричи, она хорошая девочка и нисколько нам не помешает. Просто ты будешь считать, что она это та же я.
Николай молча встал и пошел в прихожую за "Беломором".
Вернувшись, сел и также молча закурил.
- Ну, ты даешь... - до него начал постепенно доходить смысл сказанного Светланой.
- А ты куришь "Беломор", а я не пойму, запах от тебя явно не сигаретный.
- Что курю, то и курю.
- Не обижайся, наливай лучше.
Николай налил коньяк в две рюмки, посмотрел на третью и сказал:
- Принеси стакан.
- Зачем?
- Опоздавшим положена штрафная, долю твоей подруги будем оставлять ей.
Светлана встала и пошла на кухню. Короткий халат сзади приподнялся, оголяя ее ноги почти до самой попки.
Будь, что будет - подумал Николай, - все это даже интересно.
Принеся стакан, и даже не поправив халат, Светлана села, закинув одну ногу на другую, чмокнула Николая в щеку:
- Ты не злишься?
- Посмотрим, - он взял рюмку, - давай за нас.
Они выпили и закусили шоколадом. Николай тут же налил еще, не забыв дополнить и стакан. На недоуменный взгляд Светланы он сказал:
После таких новостей надо выпить две подряд. Да не волнуйся ты так, все будет отлично - она вскочила на диван и, зайдя за Николая, села сзади, так, что ее оголенные колени обхватывали бедра его с двух сторон.
Несильно укусив его за ухо, она языком принялась водить по мочке, постепенно подбираясь к слуховому проходу, в то же время руки ее ласкали бедра Николая, подбираясь к ширинке. Дрожь прошла по телу Николая, и чтобы Светлана не заметила этого, он протянул ей наполненную рюмку. Она оторвалась от доставлявшего ей удовольствия занятия, выпила и сказала: Поцелуй меня.
Повернувшись к ней, и опустившись на колени, Николай медленно пальцами двух рук провел ей по шее, так же нежно поласкал ее груди, отчего Светлана прикрыла глаза, и начал одной рукой чуть касаясь, гладить ее по животу, а другой по внутренней половине ее напрягшихся бедер. Светлана часто и глубоко задышала. Тогда он, не прекращая ласкать ее руками, языком провел по ее губам, постепенно углубляясь в полуоткрытый рот, чувствуя ее зубы и язык.
Светлана обняла его двумя руками и страстно ответила на поцелуй. Не отрываясь от нее, он раздвинул ее бедра широко в стороны, провел пальцем по набухшей вагине и начал массировать ее всей ладонью, чувствуя сквозь ткань напрягшиеся срамные губы. Светлана, облокотившись на спинку дивана и раскинув шире ноги, оторвалась ото рта Николая и запрокинула голову.
Он продвинул руку дальше, пальцем нащупал анальное отверстие и принялся раздражать его, постепенно усиливая давление. Тыльной стороною другой руки он медленно, круговыми движениями, надавливал на клитор, который все больше набухал под его рукой. Светлана чуть слышно стонала и двигала своей попкой навстречу ласкам Николая. Отодвинув узкую полоску трусиков, он пальцем вошел в жаркое и уже мокрое влагалище. Светлана, не вытерпев, сделала попытку снять мешающую одежду, но Николай остановил ее:
- А как же твоя подруга? Вдруг она сейчас позвонит?
Светлана медленно приходила в себя: - Она еще не скоро, только пол десятого обещала.
- Осталось всего только полчаса.
- Уже? Как быстро летит время.
Они закурили, успокаиваясь, причем Светлана, правда, покривив носик, тоже взяла "Беломор". Николай налил еще.
- Я так быстро опьянею, - сказала она.
- Ничего, в милицию тебя не заберут.
Они выпили. Светлана встала с дивана и села ему на колени, взяла в зубы кусочек шоколада, и, приблизившись к лицу Николая, протолкнула его языком ему в рот. Он поймал ее губы и ответил поцелуем.
Шоколад, перекочевывал изо рта в рот, пока не растаял. Но и после этого они не оторвались друг от друга. Николай мял упругую грудь Светланы, ласкал ее бедра, и было слышно только их частое дыхание.
- Я больше не могу, сколько можно. И зачем ты только позвала ее.
Николай уже был доведен до крайности. У Светланы блестели глаза от выпитого алкоголя и от возбуждения, Она довольно улыбалась.
- Какой ты нетерпеливый. Налей еще коньяку, я хочу выпить.Не успели они поставить пустые рюмки обратно на столик, как раздался звонок. - Вот и она. Пойду открою, а ты пока попытайся успокоится, а то уж очень разгорячился - она потрепала Николая по вздувшимся брюкам, где уже давно вставший член рвался на свободу.
Одернув халат и поправив прическу, Светлана пошла открывать, а Николай, оставшись в одиночестве, наполнил рюмку в очередной раз и одним махом проглотил коньяк, не почувствовав его вкуса.
- - -
Вошедшая в комнату девица, поглядев на него и на стол с коньяком и шоколадом, положила пакет, который она принесла с собой, прямо на шкуру медведя. Когда она его нагнулась, Николай увидел широкую кружевную резинку надетых на нее чулок.
- Здравствуйте! - сказал Николай, вставая.
Предательский член, не желавший успокаиваться, оттянул брюки и незнакомка, без всякого смущения уставила на него свои глаза.
- Познакомься, это Инна, моя подруга. - сказала вошедшая следом в комнату Светлана.
- Очень приятно. Николай.
- Вижу, что приятно. - Инна кивнула, улыбаясь на брюки,
- И можно на ты.
Николай, смущенный, сел.
Инна была одета в короткое черное облегающее платье, сбоку широкого разреза на груди чуть виднелась лямка такого же цвета лифчика.
Очень коротко подстриженные темные волосы чуть вились. Узкие бедра и в то же время развитые, если не сказать накаченные, икры показывали что она дружила со спортом. Небольшие шарики плотных грудей круто и нахально выпирали вперед. Ее подростковая фигура указывала на то, что ей от силы можно дать лет семнадцатьвосемнадцать. Полное отсутствие косметики на ее лице только это подчеркивало.
- Очень жаль, ребята, но я принесла водку. - сказала она, нагибаясь за пакетом. Николай опять увидел кружевные резинки ее чулок. - так что к вашей закуске она не пойдет. Поставив литровую бутылку "Абсолюта" на стол, она села на место Светланы.
- Я пойду, сделаю что-нибудь к водке. - сказала хозяйка, отправляясь на кухню.
Повисла пауза. Николай, не зная о чем заговорить, взглядом указал на почти полный стакан коньяка и, улыбнувшись, сказал:
- Твоя штрафная. Уж извини, но придется выпить.
- Делать нечего, придется. - притворно-обреченно ответила Инна. Взяв стакан, она посмотрела его на просвет и медленно, не отрываясь, выпила его до дна. Ее передернуло от такой большой дозы, но она мужественно перенесла это. Взяла кусочек шоколада и положила его в рот.
Почти мгновенно алкоголь дал себя знать. Она заметно расслабилась, откинулась на диван и закинула ногу на ногу, от чего опять стали видны ее бедра, обтянутые чулками. Инна, как показалось Николаю, заметила это, но не обратила внимания.
- Нельзя так спаивать незнакомую женщину.
- Но ты же в хорошей компании. Мы позаботимся о тебе, если вдруг переберешь.
- Будем стараться не перебирать. А еще лучше - будем стараться не выпадать из компании.
Вошедшая Светлана принесла порезанной колбасы, соленых огурцов, хлеба и все это они расставили на столик.
Светлана села с другой стороны от Николая.
- Пьем, как я понимаю, водку? - спросил он.
Налив в рюмки из-под коньяка теперь уже шведский напиток, он роздал их своим дамам.
- Давайте выпьем за нас, таких хороших. - сказала Инна, и все ее дружно поддержали.
Закусывая, Николай вдруг обратил внимание, что женщины здорово опьянели. На Светлане распахнулся халат, почти обнажая ее груди, Инна явно тяготилась своим платьем, которое было уже задрано так, что видна была черная полоска ее трусиков. Она положила руку на его бедро и сжала его. Не зная что делать в такой ситуации, он посмотрел на Светлану. Она поощряюще кивнула.
Положив одну руку на другое его бедро, другой обняла за шею и, притянув к себе, поцеловала его.
- А меня? - обиженно сказала Инна.
- Боюсь, Света обидится.
- Не обижусь, сделай ей приятно.
Он повернул голову к Инне. Она обняла его двумя руками, и Николай почувствовал острый кончик ее языка у себя во рту. Своими грудями она сильно прижалась к нему, и он почувствовал их твердость. Светлана в это время массировала его член. Николай откинулся на спинку дивана и увлек за собой Инну.
Она, запрыгнув на диван и встав перед ним на колени, продолжала свой страстный поцелуй. Поняв, что Светлана расстегивает его ширинку, он одной рукой сжал ее грудь, а другой, скользнув по бедру Инны, принялся ласкать ее промежность. Тем временем Светлана, полностью скинув с него брюки и оставив на Николае одни плавки, раздвинула его ноги и принялась одной рукой перекатывать его яички, а другой сильно сжимать и разжимать его затвердевший член. Инна, сильно расставив ноги, прижала своим лобком его ладонь к дивану и с увлечением скользила по ней взад и вперед. Николаю ничего не оставалось делать, как пальцами щекотать ее анальное отверстие, отчего она пришла в такой экстаз, что, прервав поцелуй, откинулась назад и, опершись сзади себя руками, принялась изо всех сил помогать ему, увлеченно двигая своей попкой. Поняв, что Инна сейчас может кончить, а
Светлана еще полностью не завелась, он прекратил свое занятие и сел.
- Хоть скиньте с себя свои платья! Да и дайте мне раздеться. Светлана! Ведь сама говорила, что спешить некуда!
Все, запыхавшись, остановились.
- А мы никуда и не спешим. - сказала Инна, снимая с себя платье: - Сейчас еще выпьем, включим музыку, потанцуем.
Кинув платье в угол комнаты, она подошла к музыкальному центру и включила музыку. Светлана тем временем встала, сняла свой халат, и осталась в одних трусиках, которые узенькой полоской закрывали ее лобок, а сзади, оставляя открытой ее аппетитную попку, узенькой полоской шли вверх, соединяясь высоко на бедрах.- О, да так не очень честно. Инна, а на тебе столько же одежды, как на нас двоих. - сказал Николай, снимая свою рубашку, - Надо исправлять такую несправедливость. Не задумываясь, Инна, изогнув руки, расстегнула лифчик и кинула его на кресло, выставляя на всеобщее обозрение свою небольшую крепкую грудь. Потом прыгнула на диван и стянула, скатывая в трубочки свои чулки.
- Наливай! Я хочу выпить и потанцевать.

Николай наполнил рюмки, не стесняясь, до краев. Он был в таком состоянии, когда алкоголь, доведя его до определенного уровня опьянения, уже прекращал свое дальнейшее действие, и дальнейшее его употребление не действовало на него. Однако этого нельзя было сказать, глядя на его дам. Выпив и почти не закусывая, они дружно начали уговаривать Николая пойти танцевать, но он категорически отказался, на что дамы и не обиделись.
Обнявшись, причем ведущей, за мужчину, была Светлана, они медленно закружились, смеясь и дурачась, поглаживая и похлопывая друг друга по своим интимным местам.
Николай непроизвольно сравнивал их.
Инну еще нельзя было назвать женщиной в полном понимании этого слова. Узкие бедра, узкий таз, небольшая, но твердая грудь, она еще не развилась в то, что предназначила ей природа. Но невольно бросалась в глаза ее молодость, здоровье, подтянутая и поджарая попка, сильные мышцы спины и икр.
Светлана, наоборот, уже взяла от природы все и как-то сохранила лучшее, что ей досталось. Узкие плечи и очень узкая талия, от которой был без ума Николай, умопомрачительная попка с отлично развитыми ягодичными мышцами, стройные ноги. Груди ее гораздо больше, чем у Инны, не имеющие намека даже на какую-то дряблость или обвислость, весело колыхались в такт музыке.
Николаю пришла в голову мысль, что если их тела соединить, то получится как раз его жена. Инна была почти на пол головы выше, чем Светлана, но это замечалось только вблизи, если их сравнивать отдельно, Николай никогда бы не подумал, что
Светлана ниже, она брала своей статью и развитой фигурой.
Короче, он сидел, развалясь на диване, раскинув ноги, член его даже оттянул резинку у плавок, а перед ним слились в танце две очаровательные женщины. У Николая даже выступило мокрое пятно на плавках, так он был возбужден этой картиной.
Музыка кончилась, и женщины одновременно уселись по обе стороны от него. Одновременно чмокнули его в щеки и потянулись к его члену.
Когда их руки встретились, они звонко рассмеялись.
- Да вы же уже пьяные, - сказал Николай, обнимая их.
- Наплевать, наливай еще! - весело сказала Светлана.
- Без проблем! - Николай опять налил по целой рюмке.
Они выпили, почти не закусив при этом.
- Я предлагаю снять с себя все, - проговорила Инна, - а то уже некоторым мешает последняя одежда.
Она показала на вставший член Николая, который так и вырывался из плавок. Светлана и Инна, не сговариваясь, стянули с себя трусики, и остались в чем мать родила.
- Нет, вы так просто его не получите, - Николай налил еще - Вот после того как выпьем, тогда посмотрим.
Моментально опрокинув в себя водку, Светлана толкнула его в плечо.
- Давай!
Николай встал, и снял с себя изрядно мешавшие плавки.
Член его, налитый кровью, ударил по животу, а потом, покачиваясь, нацелился прямо в лицо Инне. Она взяла его рукой и, оголив увлажненную головку, с наслаждением облизала ее языком.
- Какой большой!
Постепенно ртом заглатывая головку, как удав кролика, она щекотала ее своим языком, до тех пор, пока она не уперлась в ее горло, тогда Инна чуть вытащила член Николая и стала совершать сосательные движения, рукой тем временем она играла с его яичками. Ухватив ее за короткие волосы,
Николай наслаждался. Светлана тем временем, откинувшись на спинку, широко раздвинув ноги, так что была видна ее набухшая и влажная вагина, наблюдала за
Инной. Ее рука непроизвольно потянулась к себе между бедер. Она встала на колени и губами прикоснулась к тому, что не влезало в рот ее подруге. Инна уступила ей свое место, чуть отодвинулась и одной рукой принялась ласкать выпирающий сосок Светланы, а другую пропустила ей сзади между ног и стала массажировать анальное отверстие. Светлана усилила работу ртом, прогнув свою попку навстречу ласкам Инны.
- Давайте пойдем на шкуру. - сказала Светлана, вынимая член Николая изо рта.
- Вы идите, а я здесь посмотрю на вас. - ответила Инна, убирая руку с груди подруги.
Она уселась на диване, широко расставив ноги и поглаживая себя между ног. Николай заметил, что она гладко выбрита, даже на лобке ее ничего не было.
- Только давайте сначала еще выпьем. - добавила она.
Николай налил водки, думая, что пора девочек ограничить в употреблении спиртного, а то начнется неуправляемая попойка, тем более, Инна была уже здорово пьяна, а Светлана доходила до этого состояния. Стоя перед ними с поддергивающимся от возбуждения членом, он выпил одновременно с ними и потянулся за закуской.
- А я хочу закусывать вот этим. - Светлана ухватила его своей рукой за член и быстро засунула его в рот, начав неистово сосать. Остатки водки вызвали сильное жжение, но Николай стерпел. Он, взяв руками за ее голову, опрокинулся на шкуру медведя, увлекая за собой рыжую фурию. Инна захохотала, еще шире раскинув ноги и лениво себя поглаживая. Очутившись на шкуре, Николай подтянул голову Светланы к своей голове и, положив ее на спину, начал покрывать поцелуями ее шею, напряженную грудь, впалый живот, постепенно опускаясь к ее лобку. Она, закинув руки за голову, дрожала под его поцелуями, чуть постанывая.
Очутившись перед ее раздвинутыми ногами, он встал между ними на колени и языком начал медленно облизывать источающую влагу вагину. Вдруг Николай ощутил прикосновение к своему анусу нежного пальца. Это Инна, свесившись с дивана, одной рукой продолжая массировать свою промежность, другой же пыталась ласкать
Николая. Он застонал и воткнул свой язык, как только мог глубоко, во влагалище
Светланы и принялся водить им из стороны в сторону, вызывая судорожные вздрагивания всего ее тела. Она протянула свои руки и непроизвольно сгибала и разгибала пальцы, скребя ногтями по шкуре. Поняв, что она сейчас будет кончать, он перевернул ее на живот и, подняв ее попку, своим налитым кровью членом воткнулся до упора в мокрое и горячее влагалище. Он видел, как сфинктер
Светланы расширялся и сжимался, повторяя вздрагивания ее тела. Сделав несколько резких движений, Николай почувствовал начало тех волнообразных судорог, которые, как он знал, предвещали оргазм у Светланы. Напоследок, несколько раз со всей силы воткнув свой член, он вытащил его и направил в анальное отверстие, которое как раз расширилось. Светлана громко застонала и замерла, только плечи ее крупно вздрагивали. Мокрый член довольно легко и быстро прошел через сгусток мышц. Еще пара резких движений и они одновременно кончили. Николай ощутил, как тугая струя горячей спермы брызнула внутрь тела Светланы, потом еще и еще раз.
- - -Николай встал и протянул руку лежащей на животе Светлане.
Встав, она сказала:
- Что же ты делаешь? Ведь есть же крем, нельзя же так, порвал бы меня всю. - увидев виноватую гримасу Николая, она улыбнулась - Ладно, пойдем в ванну, надо помыться.
Качаясь, она пошла через коридор в ванную комнату.
Включив душ, они молча вымылись и Николай, взяв полотенце, обтер Светлану, которая уже с трудом стояла на ногах и все порывалась его поцеловать.
- Николай! Ну скажи, что все хорошо! Я ведь правильно сделала, что пригласила Инну? Ведь посмотри, как здорово! Скажи, тебе хорошо?
Ответь мне!
- Все отлично! И ты, и Инна молодцы. Вот только пить надо в меру своих сил. А то сейчас заснешь прямо в ванне.
- Я? Никогда!
Светлана, обняв Николая и повиснув на его шее, подпрыгнула и очутилась на полу.
- Пойдем в комнату, а то Инна, наверное, скучает. И выпить хочется! - при этих словах она испытующе посмотрела на него.
Николай понял, что словами тут уже ничего не добьешься, пошел за ней следом.
Инна лежала на диване, широко раздвинув ноги, и спала.
Рука ее, которой она пыталась ласкать Николая, свешивалась на пол.
- Вот молодежь! Слабовата стала! Наше поколение пило портвейн по параднякам, а они предпочитают "Пепси". - Светлана уселась на полу около дивана и положила руку на живот Инне. - Садись рядом.
Николай сел на шкуру в ногах у спящей и спросил:
- Сколько ей лет? Ведь молоденькая еще совсем.
- Дело не в возрасте. Ведь она чувствует в этом вкус, а это не каждому человеку дано. Так при чем здесь возраст? Давай лучше выпьем по половинке.
Николай понял, что в данном случае даме лучше не перечить и налил ей и себе. Не спеша выпили и закусили, взяв по кусочку колбасы. Николай закурил, и Светлана тоже взяла "Беломорину", уже без всяких ужимок.
- Да, посмотри сюда, - вспомнила она и выдвинула небольшой ящик у столика, - вот тут лежит крем. Это тебе на будущее. А еще и вибратор. - Светлана его достала. - Слабо разбудить Инну?
- Без проблем.
Николай взял игрушку и включил ее. Послышалось жужжание, и имитатор резкой вибрацией отозвался в его руках. Он перевел регулятор сразу на полную мощность и поднес его к безволосой вагине спящей
Инны.
- А я пока займусь ее грудью, - сказала Светлана, взявшись за увядшие соски своей подруги. - У нее будет приятное пробуждение.
Николай не спеша, провел вибрирующим заменителем по внутренней стороне бедер девушки, постепенно приближаясь к ее половым органам, потом коснулся клитора, почти спрятанного в половых губах, и опустился к входу во влагалище. Гораздо меньше, чем у Светланы, оно было по девственному красиво.
Но там было сухо. Тогда взяв крем, он густо обмазал головку имитатора и снова начал ласкать вагину спящей Инны. Вибратор скользил по ее самым сокровенным местам, так без стыда выставленным на обозрение. Он утопил его во влагалище, чем вызвал чуть заметное вздрагивание тела и принялся совершать толкательные движения, все усиливая их. Инна недовольно забормотала во сне и повернулась на бок, лицом к спинке дивана, сжав ноги.
- Ничего, она и анальный секс любит. - Светлана усиленно пальцами массировала соски спящей подруги.
Захватив пальцами крем, Николай раздвинул ягодицы Инны и густо смазал анальное отверстие. Затем медленно начал вводить туда дрожащий имитатор. Инна, перевернулась на спину, оставив без работы Светлану, и чуть раздвинула ноги. Пройдя тугой сфинктер, он начал двигать им в разные стороны, постепенно продвигаясь вперед и усиливая давление. Скоро вибратор дошел до конца, только его дрожащий регулятор торчал из ануса спящей девушки. Николай начал двигать им взад и вперед, ускоряя и усиливая движение. Инна шире раздвинула ноги и чуть согнула их в коленях. Светлана, оставшись без работы, с интересом наблюдала за действиями, совершаемыми над ее подругой. Одной рукой управляя имитатором, а другой добравшись до скользкого влагалища, Николай уже изо всех сил возбуждал спящую девицу. Его член постепенно начал твердеть, и возбуждение охватывало его. Инна все больше прогибалась в пояснице, отдаваясь приятной для нее ласке. Она подогнула колени к груди и развела их в стороны, изо рта у нее вырвался сдавленный стон. Ее мальчишеская попка высоко поднялась вверх и совершала круговые движения. Светлана тоже, глядя на это зрелище возбудилась, и, сунув руку между своих бедер, терла свою промежность. Другой рукой ухватилась за набрякший член Николая, судорожно сжимая его.
- Как хорошо! - вдруг пробормотала Инна, - сильнее!
- Давай опустим ее на пол, - предложила Светлана. - а то на диване развернуться негде.
Николай отодвинул стол и, приподняв что-то бормотавшую
Инну, бережно опустил ее на шкуру. Она так и осталась в такой же позе с прогнувшейся спиною и торчащим из анального отверстия вибратором, только страдострастные стоны ее стали почти беспрерывны, а движения попки еще сильнее.
Глядя на ее широко расставленные ноги, Николай не выдержал искушения, взял свой член и направил его в широко раскрытую вагину. Он вошел туда туго и тяжело.
Влагалище было меньше и гораздо суше, чем у Светланы, и это было необычно и ново. Имитатор упирался Николаю в лобок, и его вибрация передавалась телу. Инна вдруг глухо вскрикнула, напряглась, и член его почувствовал резкий прилив влаги. Она кончила. Но движения не прекратились, наоборот, ее попка напирала на член Николая все сильнее, а движения стали резче и размах их шире. В вагине ее от переизбытка влаги хлюпало, а вибратор норовил выскочить из своего ложа.
Николай придерживал его руками.
Светлана легла на спину, раздвинула ноги и, двумя руками вцепившись в волосы Инны, подставила ей свою налившуюся кровью вагину.
Полураскрытый рот девушки, едва почувствовав необычное угощение, тут же впился в него поцелуем.
Инна еще раз кончила, но, как понял Николай, она только входила во вкус. Влага тонкими струйками стекала по бедрам, рот занятый
Светланой, издавал непрерывные стоны, а спина покрылась мелкими капельками пота.Николай почти ничего не чувствовал, так как широко раскрытое влагалище было переполнено ее выделениями, и член его, поначалу с трудом двигавшийся, теперь без всякого сопротивления и с чмоканием скользил взад и вперед, не встречая никакого сопротивления. Светлана извивалась под искусным ртом Инны, язык которой уже глубоко проник в нее. Прогнув спину навстречу ласкам, одной рукой она держала голову подруги, а другой с исступлением терзала свои соски. Оргазмы Инны теперь следовали один за другим, почти без перерыва, стоны и крики ее, поначалу глухие и редкие, слились в непрекращающийся, временами захлебывающийся, вой. Она была на грани потери сознания, и Николай уже не на шутку тревожился за нее. По телу Светланы прошли судороги и, она, сладострастно застонав, замерла на месте. Инна ускорила движения своим языком, упершись своими руками в колени подруги и раздвинув их почти под прямым углом. Вскрикнув и последний раз, Светлана обмякла и, отстранившись от ласк Инны, легла, протянув ноги. Но лежала она лишь секунду.
Встав на колени, она вырвала вибратор из анального отверстия своей подруги и отбросила его в сторону.
- Умрет ведь, ты что делаешь? - прошептала она.
Резко оттолкнув Николая, она повалила его на спину и тут же упала на него, глубоко и сразу взяв его член себе в рот. Почти до боли сжав его губами, Светлана заскользила взад и вперед по всей его поверхности.
Оставшаяся одна Инна, вагина которой издала всасывающий звук, развернулась и ухватилась руками за яички Николая. Своим ртом она пыталась ухватиться за член, который был полностью поглощен Светланой.
Николай вырвался и, встав на колени, за волосы оттянул обе головы, пытавшиеся овладеть им. Он держал их на расстоянии, как двух разъярившихся цепных псов. Тогда Светлана и Инна, сжав своими кулачками его мокрый и окостеневший член, начали быстро мастурбировать его, одновременно пытаясь достать до него своими ртами. У Николая потемнело в глазах и, выстрелив своей спермой, он разжал руки. Член его извергал струю за струей, а два открытых рта старались поймать и заглотить как можно больше живительной влаги.
- - -
Николай проснулся неожиданно, как от толчка. Он лежал, широко раскинув руки и ноги. Головой на его животе, лицом к члену, на животе безмятежно спала Светлана. Инны нигде не было видно. Было слышно, как кто-то открывал замок. Кровь ударила Николаю в голову. Даже выступил холодный пот на лице. Он резко оттолкнул спящую Светлану, отчего та что-то недовольно пробормотала, и вскочил, судорожно ища свою одежду. Дверь приоткрылась и,
Николай, красный, как рак, увидел мужчину, заглядывавшего в комнату.
- Веселитесь? - спросил он, - Сейчас я подойду.
Дверь опять закрылась. Николай остался в полной растерянности. Он принялся трясти за плечо Светлану. Наконец она открыла глаза.
- Муж пришел. - сообщил Николай.
- Ну и что?
Не особо вникая в ее слова, он искал свою одежду, метаясь по комнате.
- Ну и что? - повторила она, постепенно приходя в себя.
- Здорово же мы укушались.
Видя, как Николай натягивает на себя одежду, лихорадочно пытаясь надеть все сразу, Светлана рассмеялась.
- Да не бойся, я же говорила, что мой муж даже будет рад с тобой познакомиться!
- Ты что, дура, что ли? - он прислушался.
В ванне лилась вода, и это было его спасением, хотя все получалось немного странно, даже очень странно. Раздумывать было некогда, и он выскочил полуодетым в прихожую. Светлана его догнала, когда Николай уже открывал дверь, держа в руках свою куртку и ботинки.
- Да постой ты! - она вцепилась в него двумя руками. -
Зря ты так, останься, все будет хорошо.
Но, не слушая, Николай вылетел на лестничную площадку.
- Ты хоть позвони! - крикнула Светлана вдогонку.


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю Корнелия "Спасибо" сказали:
alexanderr
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 11 июл 2015, 00:35 
Админ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2012, 16:53
Сообщения: 18595

Медали: 3
Хранители (1) Победителю ''Новый год 2013'' (1) За активность! (1)
Cпасибо сказано: 23479
Спасибо получено:
18522 раз в 11132 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Стрелец

Баллы репутации: 115
:popcorn:


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 13 июл 2015, 00:36 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Чародейки

Автор: Владимир Лукутов

Со школьной скамьи мне нравились блондинки. В шестом классе я тайно обожал Машеньку, девочку с длинными вьющимися волосами. Правда через год ее семья переехала в другой город и с первой любовью пришлось расстаться. С тех пор в подруги я выбирал блондинок.
В начале одного лета я встретил девушку лет шестнадцати, пухлые щечки, курносый носик, чистые голубые глаза и русые роскошные волосы. Словно та Машенька, только взрослее и красивее. Девушка прошла мимо меня, не обращая никакого внимания и скрылась в толпе.
Встреча с ней потрясла меня, и желание не только увидеть ее вновь, но и сблизиться разгоралось с каждым днем, но все мои попытки ни к чему не привели. На ум пришла отчаянная мысль: обратиться к колдунам. Себя они рекламировали почти во всех изданиях. Более всех меня заинтересовала чародейка, она называла себя Марго. Согласно ее объявлению: приворожить кого-нибудь для нее было обычным делом. Правда меня смущала стопроцентная гарантия, но в моем случае меня устраивал и маленький результат.
Резиденция Марго находилась на первом этаже "хрущевки". Маленькая приемная, несколько стульев. Вход в салон был открыт, но занавешен зеленым бархатом. Мою нерешительность прервал сочный женский голос "проходите!". И я вошел. Полумрак, стены обиты черной тканью, на ней блестели позолоченные мистические знаки. В одном из кресел сидела сама хозяйка салона в красном халате.
Ей лет тридцать пять, черные блестящие волосы, яркие губы, большие темные глаза, чистая цыганка. Она кивнула на кресло напротив себя и я тут же провалился в его глубину.
Волнуясь и заикаясь я рассказал о себе, мне казалось, что она слушает мой рассказ в пол-уха и глазами, в основном, ощупывает мою фигуру.
После моей просьбы помочь, она согласилась, но в обмен на некоторые услуги с моей стороны. Ради моей возлюбленной я согласился на все.
- Вот и славненько, - сказала Марго, - чтобы окружить твою девушку положительной для тебя аурой, нам нужно духовное объединение, но, друг мой, оно не исключает и телесного.
С Марго стали происходить странные вещи, необычные для подобного заведения. "Нечаянно" распахнулся халатик, а под ним не оказалось нижнего белья, открылась приличная и круглая, словно восточная чаша, грудь, и она не поправила, напротив, на свет божий вывалилась другая половина. Приговаривая какую-то чушь, Марго приблизилась ко мне и в секунду ее алый рот закрыл мои губы. Возможно это нужно для ее колдовства и я поцеловал ее. Тело ее пахло каким-то дурманом, оттого мне стало жарко. Я вдруг вспомнил, что мужчина, а передо мной не только колдунья, но и очаровательная женщина.
Марго вырвала меня из кресла, скинула халат, надо заметить, фигура ее была отменной даже для ее возраста, помогла быстро и мне раздеться. Бросила меня на пол и мигом оседлала. Изогнулась как лань и дразнящим движением попки медленно приняла меня в свое горячее влажное лоно. Каждое ее движение было мучительным и сладострастным. Марго оказалась искусной наездницей и так рассчитала, что наши восторги слились в один вопль.
После недолгого отдыха Марго своим розовым язычком слизала капельки пота с моей груди, опустилась ниже, вылизала все до пупка и еще ниже, а в низу ее ротик ждал налитый соком страсти пенис, но тут она не торопилась, доведя мое нетерпение до предела. После касания влажным язычком моего ствола, она обхватила всего его мягкой тканью рта, и я чуть не потерял сознание.
После любовных утех Марго, потеряв ко мне всякий интерес, бесцеремонно вытолкнула из салона, пообещав поколдовать для меня.
Возможно она обещание выполнила, так как при первой встрече через два дня девушка встретилась со мной глазами, смутилась и улыбнулась. Мы познакомились. Таня удивилась моей нерешительности, оказывается, я давно ей нравился. Мы договорились пойти в кино, а я осмелел и пригласил ее к себе домой, якобы у меня дома неплохой видик. К моей радости Таня согласилась, и мы уговорились встретиться вечером.
К вечеру я накупил деликатесов, выбрал хорошее вино, прибрал холостяцкую квартиру, и полседьмого у меня все блестело, и стол был накрыт. В 7.15 она, моя любовь, позвонила. Таня была в коротеньком белом платьице, к волосам прикреплены банты, но ее невинный и наивный наряд только возбуждал. Таня с порога заявила, что проголодалась, процедура приглашения к столу для меня упростилась. А когда она увидела на столе вкуснятину, захлопала в ладоши. Вино было замечательным и достаточно крепким, чтобы мы расковались. После ужина нам пришла мысль потанцевать, а во время танца я ощутил ее твердые маленькие грудки. Я поцеловал ее в нежную и чистую кожу шеи, она рассмеялась и в моих крепких объятиях вдруг обмякла. Я подхватил ее на руки, сделал три шага и сел с ней на ветхий и скрипучий диван, посадив ее на колени. Она прилегла так, что ее попочка разместилась на моих коленях и я смог любоваться и ласкать ее тело. Я так и сделал. Я восхищался вслух и гладил ее стройные ноги, безупречные бедра.
Приподнял ее платьице, на ней были белые трусики, я поцеловал ее животик, поднял еще выше подол, но платье мне мешало, и Таня его просто сняла. О, силы небесные, подобного я нигде не видел. Нежное девичье тело, маленькие груди ... В завершении я стянул с нее трусики и припал, как жадно припадает к роднику путник, к мягкому пушку ее лобка. Таня придвинулась ко мне ближе и приоткрыла колени, приглашая прогуляться по ее чудесным холмикам. Мой язык с удовольствием принял приглашение, и когда я коснулся чувствительного ядрышка, Таня взвилась и горячо зашептала: "Вадик, милый, еще!"
Но я чувствовал себя прескверно. С моими желаниями не соглашался мой жеребчик, он не только не вставал, но и не шевелился. В проблесках оконного стекла я увидел явственно ухмыляющееся лицо Марго. "Так что, друг мой, - говорили ее глаза, - ты еще не раз придешь ко мне". Мне стало страшно и противно за себя и я решил, пусть Таня считает меня мерзавцем, чем импотентом.
Я разыграл целую комедию, что меня где-то ждут, вопрос жизни и смерти... Таня, рыдая, просила остаться еще, но я был непоколебим и расстроенная и оскорбленная бедная девушка покинула меня. "Прости, - шептал я, - клянусь, наша любовь никогда не кончится!"
Было страстное желание пойти и разобраться с Марго вкрутую. Но такая чародейка умна и хитра, и за уступки сделает меня сексуальным заложником. Здесь явно нужен другой клин, а этим клином должна стать другая колдунья. Буквально за несколько дней я нашел соответствующую для своего случая колдунью. Называла она себя мадам Буже. Пожилая, полноватая, очень проста в общении и немного эксцентрична. После моего откровенного рассказа мадам уточнила некоторые детали внешности Марго, а когда они совпали с ее предположением, она с досады хлопнула себя по коленке и воскликнула:
- Бог ты мой, да она такая же Марго, как я английская королева!
И мадам поведала в ответ на мои признания свою грустную историю. Лет пятнадцать назад эта Марго явилась к ней совсем неопытной, но желающей освоить приемы колдовства, но Буже не очень-то хотела связываться с этой самозванкой; хотя, надо признаться, у Марго были такие прелестные формы. А Марго, быстро разобравшись в сексуальной ориентации мадам, разделась донага и предложила заняться любовью; Буже не устояла. Ах! Какие это были вечера. Марго оказалась под стать темпераменту мадам.
Нахватавшись верхушек, Марго посчитала, что ей достаточно, в один день собрала пожитки и тихо, по-английски, ушла. Какой это был удар для Буже! Какое коварство со стороны любимой женщины. В первые дни разлуки мадам не успевала выжимать платок от горючих слез, боль постепенно сгладилась, но яркие воспоминания остались. И вот где объявилась ее бывшая подружка!
- Вот что, парень! - сказала мадам Буже, - завтра утром ты пойдешь к ней и требуй, чтобы она сняла с тебя порчу, а там посмотрим!
На утро, как мы договорились с Мадам, я был в салоне Марго. Марго, как могла, утешала меня, при этом не забывала расстегнуть мою ширинку, проверяя, готов ли мой конек, чтобы его оседлать. Она опять убеждала о духовном и телесном уединении. Она встала на колени, стянула с меня штаны и уже собралась запустить жеребчика в ротик, как всколыхнулась зеленая занавеска и в комнату ворвалась, как фурия, наша мадам, отчего у Марго отнялся дар речи.
- Вот ты где, предательница! - закричала мадам, - разве так поступают колдуны, разве они используют клиентов в сексуальных целях?
Марго не нашла что сказать, этим воспользовалась мадам, она встала на колени и, виляя задом, подползла к Марго и совершенно другим завораживающим голосом, подлизываясь, спросила:
- Ты уже не любишь меня? Ты не хочешь приласкать свою маленькую собачку? Я такая маленькая, что мне хочется твоего молочка.
И Буже жадно припала к груди Марго, которая и придти в себя не могла. "Да, - подумал я, - зрелище не для господ офицеров, надо уходить".
Уже в приемной я услышал раздосадованный голос Марго:
- Ох, как ты надоела мне, старая лесбиянка, но если ты маленькая собачка ...
И мадам звонко и счастливо залаяла.
Спустя несколько дней я возвращался домой на автобусе и увидел в салоне Таню, моего белокурого Ангела. Нас разделяли всего два пассажира, но я не торопился, а дождался, когда она выйдет. Последовал за ней. Она, не замечая меня, зашла в темный островок возле какого-то дома, и я воспользовался этим обстоятельством, тем более, что никого кругом не было.
Она напугалась, пыталась кричать, но узнала меня и со всей злостью стала колошматить меня сумкой. Я держал ее крепко и даже опустился на колени, прося у нее прощения. Но злость у нее не проходила и мне пришлось просто задрать ей подол, стянуть трусики, преодолевая ее сопротивление, впиться зубами в пушистый лобок. Таня вскрикнула, но руки ее обмякли, а когда я прошелся по ее чудесным холмикам, она даже прижала к себе мою голову.
Таня простила меня, все-таки любила и переехала жить ко мне. Всю неделю мы наслаждались друг другом. Зная как мне нравится ее тело, она вообще не одевалась и прелюдией к слиянию были любые ее неприличные позы.
Мы любили друг друга, не зная, что эта наша последняя неделя перед долгой разлукой, что расстанемся не по собственной воле.


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 13 июл 2015, 00:41 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Олежкины истории

Автор: Иван Басев

Удивительная штука - жизнь. Мы познакомились в стройотряде. Тот, кто проходил, тот знает. На мой взгляд, он здорово выделялся на фоне остальных. Точнее на фоне сексуально озабоченных первокурсников. Это был парень без своей девушки. Ну и что такого, таких как он на первом курсе - пруд пруди. Он ни к одной не клеился! И это чепуха, вещь заурядная, если бы не его удивительная способность находить общий язык с любой особью женского пола.
Девчонки и не только, могли болтать с ним часами. Если бы я не был в то время так решительно настроен атеистически, я бы не нашел лучшего сравнения - исповедовались.
Стройотряд в то время - хорошая возможность подзаработать а нам, как "молодым", само собой досталась совсем не денежная обязанность сторожей. Участок был километров за десять. Мы с Олегом торчали там по неделям. Вот тогда то и узнал я некоторые удивительные подробности его школьной жизни.
Лет через пятнадцать я встретил уже бывшего дипломата, человека весьма образованного (два верхних образования и четыре языка) в качестве мастера производственного обучения. По совместительству он читал лекции в нашем министерстве. Мы долго сидели на кухне его "хрущевки" запивая воспоминания чешским пивом, антиалкогольная компания только набирала обороты, и беседовали "за жизнь". Беседа была далека от женщин и религии, а посему бессмысленна.
И вот теперь, узнаю в одном из "серых кардиналов" нашей политики: А что, в то время мы были молоды, и с поправкой на эпоху, это было довольно круто. Тем более в то время Олежка никогда не врал, дай ему бог здоровья:
О потере невинности и прочих глупостях...
Она называла его Олежек. Высокая, вровень с ним, стройная до невозможности. Она говорила - Олежек и прижималась к нему вся.
Так уменьшительно ласково его называла мама еще во времена детсада.
Гад Валерка! Студент чертов. Он устроил это так, как учат плавать. С размаха туда, где поглубже и валяй, греби. Или пускай пузыри. Гад Валерка, наперед знал, чем кончится этот вечер. И молчал.
Любитель сюрпризов.
В комнате полумрак и не видно как пылают уши
Олежки. Они танцуют уже полчаса, и Ника все жмется к нему всем телом.
Наверное, после "сухарика".
Вино совершенно не сладкое, но после него
Олежке стало тепло и весело. От этой пай девочки пахнет вином и сигаретами.
Когда они с Валеркой нырнули из коридора в этот полумрак, их встретила тихая музыка и две девицы, поджидающие их на диване. Насколько Олег их разглядел, обе были Валеркиными ровесницами. Длинноногими и без комплексов. Теперь и не вспомнишь, о чем болтали в тот вечер. Олежка до этого спиртного не пробовал, разве что дома из бара, украдкой. Вино было не сладким, но стало весело и тепло. Танцевать Олежка умел. Можно сказать на профессиональном уровне.
Только Ника не столько танцевала, сколько прижималась к нему, так что настоящий класс показать было невозможно. Он чувствовал, как пламенеют его уши, как прижимается ее нога к его бедру как сладко ее дыхание. Она и танцевать толком, пожалуй, не умела. Даже пыталась пару раз "вести" его. Ну, нет, в танце Олежка был мужчиной на все сто, и она с видимым удовольствием покорилась его умению вальсировать. Только скоро выяснилось, что, умея прекрасно танцевать, Олег совершенно не умеет целоваться. И тогда Ника решила немедля ликвидировать этот серьезный недостаток пятнадцатилетнего пацана и провести соответствующее занятие прямо во время танцев. Ника оказалась самозабвенной учительницей, и Олежка задыхался и млел от ее коварных и умелых губ. Вдруг до него дошло, что он один в комнате с классной и доступной девушкой! Шустряк Валерка "затанцевал" Сонечку в соседнюю комнату и, похоже, времени зря не теряет. Ну и черт с ними.
- Олежек, налей мне еще сухарика, - попросила Ника.
И пока он возился с около столика, уютно устроилась на диване вытянув стройные, белеющие в полутьме ноги. Она нетерпеливо похлопала ладонью рядом с собой и он , протянув ей бокал , присел на краешек дивана . Сумерки вползали в комнату мимо раздвинутых штор и вино едва угадывалось за тонким стеклом.
Девушка отпила половину и поднесла влажный край бокала к его губам.
Она слишком быстро наклоняла его, и Олежка запрокинув голову судорожными глотками проглатывал его содержимое. Струйки вина текли по его подбородку. Наконец он получил возможность посмотреть вниз, скользнул взглядом по мячикам грудей приподымающих кофточку, ниже... Ее бедро прижалось к нему, колени вызывающе раздвинулись, и без того короткая юбочка, задралась, открыв его жадному взору упругие линии бедер. Без колготок ее кожа, казалось, светилась беззащитным завораживающим светом.
Это так походило на бессловесное приглашение , что тело юнца с готовностью ответило согласием . Оно уже не повиновалось стыдливому ропоту рассудка. Олежка обхватил ее руками и впился в ее раскрытые губы.
Будь что будет, он с готовностью доверился предопределенному ходу событий.
От нее веяло чистотой и свежестью. Ее теплые, атласные губы ответили на поцелуй, руки охватили его шею, а диван вдруг заурчал электрической начинкой и вместе с ними, плавно поехал от стены, раскладываясь в широкое мягкое ложе. Не обращая внимания на робкие протесты, Ника принялась раздевать юнца и первым делом, расстегнув ширинку, высвободила его нетерпеливого дружка... Олежка холодел при мысли, что может вспыхнуть свет и все это действо обнаружится на потеху маленькой кампании. Но свет не вспыхнул, и скоро они лежали на диване уже нагишом. Тут до него дошло, что за стеной занимаются тем же самым! Он полностью покорился своей очаровательной наставнице и только беззастенчиво лапал ее во всех доступных местах. А доступно было все, и
Олежка совершенно ошалел от свалившегося на него счастья. Закинув руки за голову, Ника царственно раскинулась по центру этого необычного ложа, и с улыбкой принимала его неуклюжие ласки и страстные поцелуи. Пару раз он схлопотал за попытку засосать ее прекрасную шейку, подобно юному
Дракуле, и перешел к более невинным поцелуям, но более дерзким ласкам.
Она не препятствовала его любопытным пальцам, заползавшим в ложбинку между бедер, и даже слегка раздвинула их, когда они забрались в шелковистый кустарник на лобке. Затем они ненадолго задержались у набухающего бутона наружных половых губ и, дрожа, легко проникли внутрь! Юный храбрец затаил дыхание.
Ему показалось, что горячая, мягкая как сливочное масло расщелина упруго сжимается, выталкивая и не пуская робкие пальцы. Он еще крепче прижался к ней и метнул быстрый взгляд на запрокинутое лицо девушки. Ника заморгала длинными, кукольными, черными, как испанские веера ресницами, которые резко выделялись на белеющем в сумерках лице. Ресницы поднимались и опускались так медленно и плавно, что казалось сейчас из ее чересчур правильной груди послышится четкое - "ма - ма".
Как у пупса. Но ни одна , ни одна кукла не выглядела так соблазнительно и похотливо! Она ждала, и будь Олежка более опытным в этих делах, он бы понял, что его подружка давно "готова".
Едва он навалился на нее, как ноги прелестницы взметнулись вверх, охватили его бока и скрестились на его напрягшейся спине. От волнения он никак не мог попасть куда надо, а коварная наставница не позволяла пустить ему вход руки и, хихикая, даже старалась увернуться. Олег вконец озверел и таранил своим одеревеневшим пенисом наудачу! Она вдруг ойкнула, спасая свою попочку, и добавила удивленно:
- Ого!
Напор отчаявшегося юнца не пропал даром, и вскоре она сама заюлила задом, подводя его к желанной цели.
Наконец свершилось!
Было немножко больно и кончилось, вернее он кончил невероятно быстро и замер в испуге. Все?!
Чуть не сбежал от стыда, но Вероника не выпустила его из объятий и продолжала ласкать, как не в чем не бывало. И обнаружилось, что можно продолжать, да еще как! И юнец продолжил. Он в диком темпе двигал крепким задом, словно пытаясь вколотить ее в постель. Кончал, постанывая от сотрясавшего его оргазма и не останавливаясь, начинал все сначала. И так раза три! Положив руки на потные Олежкины плечи, она молча выдерживала его сексуальный натиск, только время от времени, сгибала и разгибала ноги в коленях и даже помогала ему, двигая задом навстречу, когда темп снижался до разумных пределов. Наконец Олежка успокоился и свалился рядом, а она, как ни в чем ни бывало, поднялась и голышом вышла из комнаты.
Опасаясь подвоха, наш юнец вскочил и принялся искать в впотьмах свою одежду. Было достаточно темно, и плавки никак не находились. Пропали. Оставалось натянуть джинсы прямо на голое тело, на бедра и живот липкие от обильной спермы. Джинсы нашлись быстро, но надеть он их не успел.
Неожиданно вспыхнул свет, и на пороге комнаты возникла подружка Ники - Сонечка, тоже голышом. Грациозно изогнувшись она ненадолго замерла в дверях демонстрируя свое красивое спортивное тело. Тонкая, гибкая талия, длинные стройные ноги высокая девичья грудь и втянутый живот с небольшой вороночкой пупка обрамленный снизу полупрозрачными завитками чуть влажный волос. Словно на подиуме, она неспешно пересекла комнату и, повернувшись с изяществом топ модели, остановилась перед сидевшим на краю ложа Олежкой. Легким толчком она дала ему понять, что теперь пора ему лечь на спину, а когда он, повинуясь, повалился прямо на мокрое и липкое пятно, пустила в ход нетерпеливые пальцы. Только ласки в них было не более чем не более чем в...Первым делом они деловито отерли следы спермы с олежкиного конца олежкиной же майкой лежавшей рядом с диваном. Ищущие, наглые они оценивающе помяли торчащий пенис и пробежали по нему словно по флейте, затем один из них постучал по его головке как по микрофону. Она встала над ним на четвереньки, плотно стиснув его бедра своими ногами. Ее длинные волосы щекотали его шею, грудь и Олежке вдруг захотелось потрогать ее коричневые соски. Под его пальцами они мгновенно напряглись и затвердели, а готовая к любовной схватке пантера плотоядно облизнула нервные губы. Уж она то знала, чего хотела, и что сможет взять у него ...
Привычным движением Сонечка придержала кончиками пальцев подрагивающий от нетерпения член и "наделась" на него, словно мягкая, теплая перчатка на руку, а ее половые губы расплылись "в поцелуе" у его основания. Словно устраиваясь поудобнее, она для начала подвигала упругими ягодицами из стороны в сторону и вдруг принялась вытворять такое, что бедняжка заойкал. Он почти тотчас же сфонтанировал в нее, но не сдался. Его несгибаемый солдат, устоял после первого натиска и довольно долго сдерживал второй залп.
Стиснув бока своей повелительницы, Олежка вошел во вкус, и его прелестная наездница, едва удерживалась на двигающемся суку юного мужчины. В этой безумной скачке не за страх, а за совесть, вернее за удовольствие, Олежка явно опережал свою партнершу и, когда он содрогнулся в повторном оргазме, она не выдержала, возмутилась и, извиваясь всем телом, потребовала:
- Помоги! Ну, помоги же..., - нетерпеливо подталкивала она его руку к своей промежности, к мокрым завиткам волос на лобке и, не дождавшись, сама запустила туда свои длинные пальцы и, продолжая двигать энергичной задницей, постанывала от удовольствия.
Почувствовав, что Олежка кончает в третий раз, она рухнула на его грудь и, извиваясь от наслаждения, впилась ногтями в его бока. Олежка нашел ее полураскрытый, страстный рот и присосался к нему, а когда она, задыхаясь, стала отбиваться, сильно укусил...
Потом они шли по засыпающей улице, Валерка курил, и ржал как жеребец, вспоминая, как подружки оценивали возможности его протеже. Конечно он тоже не упустил возможности позабавиться с обеими лошадками, но факт "потери девственности" его юным другом приводил его в веселый восторг .
А Олежка, опустошенный и слегка обиженный молчал. Честно говоря, он ожидал большего. Конечно, все это очень даже неплохо, но мгновенно кончается, и при том он чувствовал себя вроде первоклашки на танцах. Ему казалось, что его воспринимали именно так ...
Он вспомнил, как девчонки голышом готовили кофе и хихикали.
- Три палочки, для галочки, - рифмовала презрительно Вика, - а покрывало стирать, кто будет? "
- Пять, пять! - рассмеялась Ника, - баланс в мою пользу. Она ста-щила с дивана покрывало с мокрым пятном и отправилась в ванную комнату. Черт его знает - много это или мало?
Солнечная поляна.
- А я, красивая?
- Спрашиваешь!
Он целовал ее, и она с готовностью отвечала.
Буйное лето плескалось в знойных берегах июля, заливая половодьем зноя деревню притихший лес и неподвижные поля. Пололи грядки, брызгались водой из шланга. Загорали! Целовались! Катались на лодке.
Олежка в гостях у тетки. Приехал в деревню под конвоем мамочки, которая сдала его соседке, тетка как всегда была на базаре. Тетка вечно занятая, не очень старая и не злая женщина не мучила его чрезмерной работой. Если бы не прополка грядок и поливка от скуки совсем загнуться можно. Он честно отрабатывал задания тетки в огороде и тащился на реку, где у берега бултыхалась разная мелюзга, привезенная к деревенским родственникам и на дачу.
Людей разумных, позволяющих скрасить время провождение роскошью общения в окрестностях деревни не наблюдалось. В общем, скука.
И вдруг она. По пути с юга заехали с папаней погостить у бабушки. Девчонка класс! Чувствовалось, что летнее солнышко недаром потрудилось. Ее светлые волосы выцвели и превратились в золотистые, искрившиеся тысячами блестящих нитей и длинным водопадом струились на спину. Короткие шорты и рубашка, завязанная узлом так, что виден загорелый подтянутый живот. Маленькие джинсовые шорты были так коротки, что лишь наполовину закрывали ягодицы, а когда она разгоряченная и потная наклонялась, они глубоко врезались в щель ее попочки. И карие пуговицы глаз, постреливающие из-под челки. Воображала еще та! Но когда выяснилось, что воображать то собственно не перед кем, дошколята ее, разумеется, не заинтересовали, она стала "своим парнем".
Даже полоть грядки помогала. Своим полоть - ни-ни, принцесса! А тут, рядом с Олежкой, у одной грядки, в леопардовом купальнике и старой соломенной шляпе. Хохма. В общем, девчонка, что надо.
Чувствуя себя человеком многоопытным, Олежка начал сближение по всем правилам военного искусства. С разведкой, обходами и обхватами. Честное слово - все само получалось. Вместе с соседями ходил в лес по ягоды. Побывал с ее папашей на рыбалке, но решил, что ради несколько сопливых ершей не стоит отдавать комарам столько крови. Впрочем, папаня прекрасно обходился один и не думал следить за своей принцессой, так что с этой стороны был полный порядок. Через некоторое время Олежка почувствовал, что его попытки использовать любую возможность, чтобы прикоснуться к ней не встречают, обычного в таких случаях, отпора и с каждым днем количество не застегнутых пуговиц на ее рубашке увеличивается. А под рубашкой в последнее время вообще ничего не было!
Однажды ее папаня, скрипя веслами, уплыл за нелегким рыбачьим счастьем, тетка подалась в город со свежей клубничкой, и
Женька предложила махнуть на острова позагорать. Вчера они поплескались у деревни рядом с мелюзгой, и это было конечно не то. Секундное дело собраться.
Загорать, так загорать.
В полутемных сенях запах трав и старого дерева - закачаешься. Здесь он и прижал ее за дверью, обхватил ладонями ее голову и поцеловал. Потом еще, только она не закачалась, но и не брыкалась особенно.
Когда губы освободились, спросила:
- Мы на реку идем?
Он нехотя отпустил ее голову и поднял выпавший из-под мышки плед и двинулся следом. Насвистывая, принцесса словно порхала над узкой тропинкой, а он нагруженный как верблюд, шагал следом, разглядывая ее мелькающие икры. На острове не было комаров и визжащей мелюзги. Никого не было на острове. Изумрудные стены кустов, раскаленный как на сковородке песок и небесные брызги воды.
На следующий день он снова целовал ее в сенях.
Женька не сопротивлялась, но губы ее были сомкнуты и равнодушны. Олежке это быстро надоело, и они двинулись вчерашней тропинкой. Опять он разглядывал мелькающие икры и плавочки проступающие сквозь тонкий сарафан, шагая следом за принцессой. Только в лодке он неожиданно спросил:
- Ты что никогда не целовалась?
- Тоже мне, учитель танцев, - странно ответствовала она, поглаживая рукой воду журчащую вдоль смоленого борта.
Тема не получила развития потому, что его пассажирка сбросив сарафан вывалилась за борт и поплыла к берегу. Закопавшись после купания в горячий песок, он прикрыл лицо журналом. Читать не хотелось.
- Жень, а Жень ... Он повернулся к широкому, старому пледу и обалдел. Она лежала на спине, демонстративно закинув руки за голову, белея не загоревшими бугорками грудей. Темные сосочки задорно топорщились на белых треугольничках кожи. Он подумал, что она наверняка наблюдает за ним через полуприкрытые мохнатые ресницы и, перевернувшись на живот, стал беззастенчиво разглядывать ее маленькую грудь. Наконец она назидательно, процедила, что загар должен быть везде и ровный, после чего попросила бутылочку газировки. Когда он вернулся с холодным лимонадом, смотреть было больше не на что.
- Хочешь опьянеть без вина? - неожиданно спросила
Женька, с лисьей улыбкой заглядывая ему в лицо.
- Давай. А как? Она вскочила с пледа и поманила его на опушку малюсенького леса. Они бежали между деревьями, перепрыгивая через мшистые пни, уворачиваясь от нависших веток. Он видел только узкую спину в ситцевом платьице и крепкие, стройные ноги мелькающие загорелыми икрами из-под короткого подола. Пару раз он спотыкался о толстые узловатые корни деревьев, пересекающие тропинку, и летел, отчаянно взмахивая руками к земле, но затем успевал таки выбросить вперед ногу, и вновь мчался, вперед видя перед собой только эту спину и мелькающие в солнечных полосах икры.
Женька резко свернула в кусты орешника и мгновенно присела, так быстро, что он едва не перепрыгнул через нее от неожиданности.
- Вот! - Выпалила она.
Муравьиный город кипел обычной полуденной жизнью. Судя по тому, как были заполнены их многочисленные магистрали, ожидалась прекрасная погода и вообще все было прекрасно. Олежка затих присев на корточки рядом с Женькой и погрузился в созерцание муравьиной жизни, украдкой рассматривая Женькины голые коленки. Она минуту сосредоточенно изучала движение муравьиной семьи, изредка стряхивая особенно любопытных особей забиравшихся на ее ноги, а затем решительно положила ладонь на муравьиную кучу.
- Ты что, боишься? И он решительно последовал ее примеру. Стряхивая муравьев, они подносили ладони, и вдыхали едко-кислый запах, от которого действительно кружилась голова. Олежка неожиданно чихнул, потом еще и вскочил на ноги, мотая головой. Женька тоже поднялась и, рассмеявшись, поднесла свои ладони к его лицу. Снова запах земли травы и муравьев хлынул в его ноздри и остановил дыхание. Он даже покачнулся и, взяв ее ладони, прижал к пылающим щекам... Лицо ее придвинулось, и он видел нечаянно, неповторимо близкий, маленький алый рот. Дрожащими руками он отвел ее ладони от лица, медленно переложил из к себе на плечи и, обняв ее голову, принялся целовать полураскрытый на слове рот. Он боялся, что подружка вывернется из его нескромных объятий и бросится бежать, как только что неслась в этот потаенный уголок леса, но она покорно отвечала на его поцелуи движениями податливых губ и языка. Сколько они стояли так, целуясь, прижавшись юными трепетными телами, познавая друг друга в тесных объятиях?Неведомо. Время замерло. Но вот Женька будто очнувшись, ойкнула, трепыхнулась, выскользнула из рук Олежки и, отскочив шага на три, как застигнутая врасплох серна, готовая умчаться прочь. Ее губы казались помятыми и от того еще более заалевшими. Она не выдержала и быстро сжала ткань платья, где то внизу живота и виновато мяукнула:
- Кусаются черти, - потом не выдержала и прыснула тихим, незлым смехом.
- Отвернись, отвернись же... И Олежка добросовестно повернулся, чутко прислушиваясь к шорохам за спиной и фантазируя на тему, что сейчас снимается, и куда успели забраться за столь короткое время бесстыжие муравьи. Он почувствовал, как она, закончив воевать с муравьями, подкрадывается к нему и...
- Ах ты жучка, сявка - козявка, - закричал он, почувствовав, как опущенный за шиворот муравей бодро готовится к атаке, выбирая место помягче с явным намерением пустить в ход свои челюсти!
Женька, не дожидаясь возмездия, уже улепетывала, заливаясь как колокольчик.
Теперь они загорали рядышком на огромном доисторическом пледе и, переворачиваясь, старались, как бы невзначай, чаще касаться друг друга, чтобы вновь и вновь почувствовать горячую кожу уже не чужого, манящего тела. Неведомо, какие чувства при этом испытывала его подружка, но случайные соприкосновения рождали в пылающем теле Олежки такие волны, даже валы желания, что он вынужденно переворачивался на живот или спасался от нахлынувшего вожделения в прохладной воде!
Уж он то знал, чем все это кончится. И странное дело не старался форсировать события, словно впереди было целое лето, целая жизнь, нет, жизней десять: Он млел от удовольствия отмечая как, с каждым разом, она сама старается зайти подальше в их "шалостях".
Теперь они начинали целоваться едва приплыв на остров. Целовались, катаясь по пледу, на песке и в воде. Потом вылазили на берег и чтобы быстрее согреться снова целовались. Губы Юленьки припухли, стали умелыми и податливыми и игриво отвечали на каждое прикосновение его губ и языка.
Кончилось тем, что они однажды здорово опоздали к обеду и на следующий день тетка, собираясь в город, делать клубничный бизнес, погрозив ему пальцем, спрятала ключи от лодки.
Проводив ее на автобус, Олежка поплелся к подружке, и целый час они плескались около деревни слушая оглушающий визг малышей, доносившийся с отмели. Загорать не хотелось.
Зной давил как гидравлический пресс, широко и беспощадно. Он находил их на солнце и в тени, перегоняя с места на место. Не представляя, чем заняться они решили полистать старые журналы на чердаке.
На чердаке стояла громадная кровать, лежали груды старых вещей, подшивки журналов и сундук с рухлядью ненадеванной со времен всемирного потопа. Женька, с восхищением, разглядывала неведомые предметы ушедшего быта и даже пыталась примерить кое - что из сундука, но жара сочилась на чердак через каждую щель и скоро плавки стали единственной их одеждой.
Листать старые журналы лучше всего без сарафанчика и без брюк, разумеется. Скоро они, удобно устроившись на громадной железной кровати, снова принялись за вчерашнее. Вместо пружин на кровати были положены доски, пара лоскутных стеганых одеял сверху и поэтому кровать не скрипела, когда они барахтались, забавляясь увлекательной игрой.
Женька самозабвенно целовалась, отгоняя свободной рукой от резинки простеньких белых трусиков настырные Олежкины пальцы. Пальцы забирались под резинку где-то около попочки, и каждый раз двигались к бедру, спуская ее вниз, но рука девочки вовремя хватала их, изгоняя с позором и возвращала трусики в исходное положение. Потом Женька увлекалась поцелуями, и повторялось все сначала. На чердаке было ужасно жарко, и капельки пота делали поцелуи более горячими и солоноватыми на вкус.
- Олежка, а у тебя это уже было, когда ни будь?
- Да... Врать Женьке было выше его сил.
- А это не ... Олежка, у меня, наверное, не все в порядке. Наверное, не все развилось еще... И грудь... Может рано еще этим заниматься.
- Олежка, мне немножко хочется, но... Ох!
Рука его глубоко забирается в трусики, но на этот раз спереди и, скользнув по мягким волосам лобка, ласкает то, что называется срамными губами.
- Олеженька, ну не надо, - жалобно просит
Женька, не делая попытки отогнать его руку. Она просто кладет свою ладонь поверх его ладони и обреченно вздыхает, а затем помогает стянуть плавки с бедер и больше не произносит ни слова. Его тесные плавки застревают около колен, но это уже не важно.
Два дня шел дождь, и она уехала.
Прощай Женька.
Фифи
Англичанку, за глаза, он звал - Фифи. Олежка порядком нахватал двоек и пришлось заниматься дополнительно и исправлять.
К слову сказать, он знал английский не хуже нее, но, получив первую двойку от этой длинноногой, похожей на заморенную студентку, Фифи начал бузить и достукался до второй. А где вторая, там и третья. Задней мысли в его деяниях не было. Училка ему не нравилась. Точнее нравилась как женщина, но вызывала отвращение как юный педагог. Первое перевешивало второе настолько, что он стоически прикидывался дурачком и удостоился чести ходить на дополнительные занятия. После третьего занятия он понял - она готова! Это ж надо!
Наблюдательности ему было не занимать, а факты упрямая вещь. Сидя в кресле напротив, он балдел, замечая как она, старательно выговаривая английские фразы, поигрывает туфелькой раскачивающейся на большом пальце ноги. И приходил в неописуемый восторг, наблюдая за тем, как его несравненная учительница плотно переплетает ноги и даже начинает нежно поглаживать упругое бедро ладонью. Полный отпад. Бог ты мой, да она еще и краснела поймав его оценивающий взгляд. Время шло к концу четверти.
Олежка беспардонно мямлил на уроках не весть что, и хватал трояки.
Нормальная училка давно бы замордовала парами и вызвала в школу родителей. Но не эта. Фифи решила сражаться в одиночку и до конца...
Однако вмешавшееся провидение внесло неожиданные коррективы в их отношения. И ускорило течение событий. Обычный в то время гололед послужил причиной сильнейшего растяжения связок ее чудной лодыжки и дополнительные занятия были перенесены к ней домой. Среда, пятница, суббота...
В субботу ему было назначено в девять.
- Ой, я сейчас! Открыла дверь. В халатике поверх ночной рубашки, припухшая со сна.
- Проходи... Запахнула халатик. Дверь прикрыла.
- Понимаешь, ночью нога... И снова краснеет.
Подхватил ее Олежка на руки и прямиком в еще тепленькую постельку! Халатик свалился, она ни гугу... Лежит на спине, вжалась спиной в подушку, вцепилась в простыню и хлопает ресницами.
Длинная, тоненькая. Грудь под ночнушкой так и ходит. Негодный мальчишка одним махом стянул джинсы вместе с плавками и тапочками. И оголившись таким манером пуговку за пуговкой расстегнул рубашку и на пол. Глядя в ее громадные потемневшие глаза выдержал паузу, как в театре и не спеша стянул майку. Она вся зашлась, аж живот волнуется. Тогда он и навалился сверху.
Фифи в его губы впилась со стоном, ножки несравненные в стороны, рубашку только задрать и вперед! Она же голову вдруг к стеночке повернула, дернулась всем телом и вскрикнула. Ойкнула во весь голос.
Олежку аж столбняк хватил. Он с безмерным удивлением отстранился, чтобы на такое чудо со стороны взглянуть. И эта - целочка! Это с ее ногами из под шеи, смазливой мордашкой и данными выше среднего!
А новообращенная тянет его за плечи к себе, вся в слезах. Целуется и плачет. Олежка вконец голову потерял и задыхаясь от спешки скоро кончил.Ох и миловалась она. Вся светится и торопливо говорит, говорит. Словно их растащат сейчас в разные стороны и навеки. С Олежкой такое тоже впервые, чтобы совсем без сил с одного раза и так быстро.
А ласонька его целует, прижалась вся. Он скоро снова захотел и уж отказа ни в чем не было:
Было бы дурным тоном описывать как ЕГО Фифи лепетала слова любви и страсти мешая русские и английские слова потому что:
Потому, что продолжения этой истории я так тогда и не узнал. А почему уже не помню. Досочинить было бы нетрудно, но не совсем честно.
Татьянин день
Танечка. Танечка. Про нее не скажешь Татьяночка.
Уже другой размер. неизмеримо больший. Губы ее с привкусом ароматного мороженого, были сладкими в уголках и с готовностью раскрывались навстречу его губам, когда он собирался их целовать. Точнее они были всегда чуть полуоткрыты, словно горели тихим желанием. И он целовал их часто и долго, наслаждаясь детской свежестью и открытостью поцелуя. Он делал это неторопливо и властно, заключив ее в свои объятия. Она знала, что сегодня был его день. Она знала, что сегодня пойдет за ним следом и поцелует его стоя на эскалаторе и как всегда в полутемной прихожей... И потом в его комнате. И никого не будет дома...
Так и случилось. Он помог снять куртку и повесил на вешалку. Стоял рядом, наблюдая, как она поправляет волосы, что было на него совсем не похоже.
Потом, голенькая она ощутила какие у него сегодня сухие и горячие руки стискивающие ее плечи. И эти торопливые, извиняющиеся поцелуи. Пока он ходил на кухню, разогревать чай, она постелила на раскрытый диван простынку и положила подушку. А потом, решившись, она быстро стащила джинсы, стянула через голову толстую кофту и уже по одеялом сняла трусики. И вдруг ей стало холодно, холодно... Ледяная постель вызывала дрожь в ее худеньком теле. Дрожь, которую никак нельзя было унять. Она ждала его появления и боялась, что у нее от холода застучат зубы. С подносом в руках он, по хозяйски, вошел в комнату и улыбнулся.


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 12 авг 2015, 22:23 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
СЕН_САНС

Автор: Иван Басев

Introduction et rondo capriccioso.
(Деревенские хроники времен юной Александры.)
От автора.
Серый пепел воспоминаний. Он убегает меж худых пальцев женщины в черной косынке. Желтый воск стекает на пальцы, как давно высохшая слеза. Но воск не жжет, как могут обжигать слезы. Он сродни слезам только в одном, он омывает и успокаивает безутешную душу. Но ей кажется, что нетленная душа уже превратилась в пепел, и ветер забавляется закручивая в смерчи и смерчики то, что было Деревьями, Поцелуями, Цветами, Любовью...
Я хотел бы начать именно так. Но это не детектив, где все начинается с трупа в зеленом чемодане... Мои герои загадали мне столько загадок, что я не в силах их разрешить, поэтому это не повесть о любви. Может это повесть о грехе и страсти. Не знаю, это... Решайте сами. Все начиналось совсем не с черных красок. Может быть с черных штанов?
Глава 1.
Дома папка ходил в удивительных штанах. Черные, гладкие, невероятной ширины, стянутые шнурком на поясе, из тонкого струящегося материала они делали его загадочным и недоступным. Причем выше пояса к штанам не полагалось ничего. Иногда странная повязка вокруг головы, это когда папка бывал очень не в духе. Или занимался гимнастикой. Эротический рассказ Сен-Санс «Для взрослых» Эротический рассказ Сен-Санс На чердаке у него было что то вроде спортзальчика. Там он проводил часа по два каждый день. И уж чего делал сказать трудно. Иногда молча, иногда жутко и хрипло покрикивая в такт движениям. Мне туда дорога была заказана. Да и мама туда никогда не заглядывала.
А теперь она сама поднялась к нему, и это, из ряда вон выходящее событие, отозвалось холодком в моей неспокойной душе. Даже сердце екнуло. И я как последняя шпионка и негодяйка поползла вверх по ступенькам.
-Мне кажется ты и правда чокнутый!
-Так я не прав!
-В целом конечно...
-Уже кое что, а в частности?
-Я не знаю Мишенька. Может не теперь.
-Ага, само рассосется чет через сорок. Женька,
Женечка, это была твоя идея...
-Я- дура. Дура с большой буквы. Это же твоя дочь!
Ага речь оказывается обо мне. Папка прав - одно преступление всегда тянет за собой массу других. Сначала я подсматривала, потом врала без зазрения совести, а теперь подслушиваю всех и вся, содрогаясь от предчувствия неминуемой расплаты.
-Солнышко, с каких пор ты стала такой добропорядочной, киска?
-После того, что ляпнула тебе, не подумав о последствиях. Мы оба сумасшедшие. Тебе простительно, ты всякого ТАМ нахватался, а я дура!
-Кисонька, во первых я нигде не бываю - мы договорились раз и навсегда. Во вторых- я первый раз встречаю такую сладкую дурочку...
-М - м - м...
Все ясно, целуются. Или мирятся таким странным и долгим способом. Они же никогда не ругались. До сего времени по крайней мере.
Я, наверное, тоже дурочка. Стою и слушаю, как мои предки сосутся, аж до стона и, наверное, лапают друг дружку. Так целоваться по стойке смирно нельзя. Ой, что это я.
-Я хочу тебя...
-Солнышко, не уклоняйся от темы.
-Он тоже хочет, ты разве не чувствуешь...
-Хочет, перехочет. Жужелка не балуйся, иначе...
-Мишка не смей его обижать. И меня тоже. Ми-ишка, он опускается! Шантажист. Ты сексуальный шантажист. Противный мальчишка.
Мамулька произнесла эти слова таким обиженным тоном, что мне стало ее жалко. Совсем как малышка, у которой взрослый лоботряс отнял любимый мячик. И кого его, речь то обо мне вроде бы шла.
- Я согласна!
-Прямо сейчас? Позвать ее?
-Делай что хочешь противный мальчишка. Ну ты и шантажист! ОН тебя плохо слушается, за это я его поцелую.
-Жужелка ... Женька, ой, что ты делаешь, противная девчонка.
-Ум-мм. Сладенький...
Похоже договорились. Но о чем. Первый раз слышу, чтобы папка уговаривал свою Женечку. Обычно она ему ни в чем не перечит.
Странно, вроде бы не деспот, а все по его. Это я потом поняла, что он хитрый, знает, в чем она ему не откажет, ну то и просит, даже требует. Умора.
О чем же они договорились? Бог ты мой, да они там опять! Как тогда в бане! Или у меня крыша поехала, и везде чудится одно и то же.
Нет, точно. Ебутся!!! Я и такое о своих родителях!Дура ты Шурка, дура! Не помню как оказалась за домом, у озера. И около этой бани. Чертовой бани, с которой все и началось.
Свежий ветерок по щекам охладил малость и покрасневшую кожу и пылающие мозги. Потрогала все еще горячие уши и вроде бы полегчало. Только мозги вроде горячей гречневой каши ни черта не соображают.
Так чем они там занимаются? Сношаются. Милуются.
Любят друг друга. Любят - пожалуй примирительнее всего.
Чем занимаются люди вдвоем, никогда для меня тайной то не было. И слово простое и емкое - ебутся. Проще не куда. Чего тут особенного- ебутся. В деревне и не такое слышишь. Эротический рассказ Сен-Санс
И дети, откуда берутся ясно. Один раз даже видела. У соседки были, какие то скоропостижные роды. Так она чуть ли не на крыльце рожала, а я даже за полотенцами домой бегала. Папка сказал - молодец. А бабушка узнала и долго потом разорялась. Ах, психическая травма, ах нежная девичья психика. Словно я психопатка какая в десять лет.
Только молодец Анютка, а не я. Она и не орала почти. Как узнала, что за машиной во вторую бригаду побежали, орать перестала, только и сказала "пиздец, здесь и рожу". А потом - "Шурка- мокрощелка долбанная, тащи полотенец мои все засранные и дальше -мать перемать..." Дальше я уже не слышала - понеслась как торпеда.
Успела... Ребеночек прямо на полотенца попал, а уж пуповину прибежавшая фельдшерица отрезала, когда меня выгнала. Ребенок давай орать, а Анютка плакать. Тихо так, наверное, от счастья.
И то, правда, что ей расстраиваться. Это у нее второй. Оба парни. Мужик у нее во! Здоровый как слон и рыжий. И парни рыжие.
Леха, мужик ее, дом собственными руками отгрохал. Не курит и выпивает только по праздникам, с папкой. Приходит к папке в синем берете и "привет спецназу".
Папка вначале пытался его вразумить вроде он тут не причем, но Леха только ржет и "Я милого узнаю по походке". Так что папка на все его чудачества рукой махнул. Вот и получается, что мы с соседями живем за милую душу.
А на Анютку я не в обиде. Про то, как она меня мокрощелкой обозвала я и забыла вовсе. В обычной жизни она никогда не ругается и даже не кричит на своего мужика. И за что на него кричать. Он у нее большой как слон и очень красивый. Бабам очень завидно было, что они так мирно живут.
Вот и начали они к Анютке бегать, сплетничать, что ее то и там гуляет и тут гуляет. И полюбовница не одна в районе.
Только Анютке все ни почем. Хи-хи-хи, да ха-ха-ха, ну и гуляет. Так ведь вон он какой здоровый. Ему одной меня наверно мало.
А глаза, страх какие у нее глаза в это время.
Если бы она этими глазами на яблоню взглянула- запалила бы как стог сена.
Только бабам нипочем, они толстокожие ничего не видят. И скоро опять- "Ах, гуляет! Ох, гуляет!". Просто смесь злобы с завистью.
А Леха, где бы не встретил после работы свою
Анютку, хватает ее в охапку и несмотря на протесты бережно несет до дома. Один раз ухватил ее около магазина, и на руках, вместе с кошелкой и младенцем, пер до дома напевая колыбельную.
Называет меня кумой и ржет. Подумаешь, что такого. Его младшенький - Сашка очень мне нравится. Он так смешно гукает, норовит ухватить за палец и еще рыжее чем Леха.
Леха, Леха... А мне то что делать. Сижу около этой сволочной бани и мучаюсь неизвестностью. С нее то все и началось.
Я баню не очень то люблю. Не то чтобы мыться не люблю, или там париться. Помыться я и дома могу. У нас душ есть. Как в городской квартире, с кафелем. Правда и унитаз в этой же комнате, но ничего если недолго никто не возмущается. Утречком раз - раз, вечерком помыться - подмыться, это деревенским и не снилось. Разве что Леха своей ненаглядной построил такие же удобства. Даже биде есть. Мне Анютка по секрету показала, она деревенских баб ужас как стесняется и никого туда не пускает.
Так вот о проклятой бане.
Мне жалко времени. То по телеку что ни будь идет хорошее, то девчонки погулять зовут, а туда уйдешь и надолго... Выйдешь распаренная, ленивая. И потом уже никуда не отпустят - простынешь.
А так, баню я топлю, и мою там пол, ничего.
Вроде бы моя обязанность.
Вот и вчера. Натопила, все приготовила и к
Анютке. Ее Леха недавно видик купил и классные фильмы часто привозит. То да се, когда на часы взглянула - восемь. Мои уже час как помыться должны а я шляюсь неизвестно где. Кулема. Бегом, бегом, а дома никого. Ушли что ли куда.
Нет простыня на постели не смята, а они обязательно после бани отдыхают.
Угорели! Батюшки светы, как моя бабушка говорит!
До бани добежала, а крикнуть ничего не могу. В горле как...
В окно...
Живые!
Чуть не заревела от радости. Живые вы мои.
Сколько я помню, мы всегда вместе мылись.
Папка, мама и я.
Когда я малюсенькая была, это было самой большой радостью. Раздеваемся в предбаннике и все такие веселые. Папка обязательно нас по попкам пошлепает, пощекочет. Мамулька, так прямо заливалась от смеха.
Здорово, когда немножечко померзнешь голенькая и в жаркое тепло. Я сразу наверх, а потом сразу вниз. Согрелась и мыться. Ух как хорошо. Особенно когда мылят, мылят, мылят... У папки рука большая уютная. Мылит и мылит без всякой мочалки и меня и маму. Кругом горы пены, айсберги. И, где-то там, движется невидимая мочалка. Мамуля даже постанывает от удовольствия и закрывает глаза.
Даже когда в них мыло не попадает. Ох уж это мыло. Насколько я его любила, настолько и ненавидела. В детстве оно было такое лазучее, так и норовило залезть в нос, или еще хуже в глаза. Папка научил меня тому, как глаза надо закрывать, но сильно не зажмуривать и тогда оно не страшно. А если намыленный палец совать в ноздрю, а потом в другую, то не будет слякотного насморка. И я старательно совала, набирала в нос воды и фыркала как китенок.Мама всегда так смеялась, может еще и от того что, папка ее гладил. Чаще чем меня и украдкой. Наверно чтобы мне было не завидно. А я великодушно не замечала этой несправедливости, ведь мама у меня такая красавица. Мне все равно было чуточку завидно. У нее такие красивые груди с темными упругими сосочками. И удивительные, чудесные волосы внизу живота, в том месте которое называется странным именем "лобок". Я была настолько умной, что не удержалась от вопроса. -А что, лобком думают?
Потом, когда впервые меня повезли в цирк, услышала такой же дружный, заразительный хохот всего зала.
Мама не упала со скамейки только потому, что сзади был полок. Папа пришел в себя намного раньше и спас ребенка от чего то неминуемого...
-Точно, некоторые думают только этим местом.
-Папа шутит, дочка. Это, наверное, потому, то похоже на лоб.
В голосе мамы была напускная строгость. Я не нашла никакой схожести, но дипломатично промолчала. Однако разбуженное любопытство требовало выхода, и я упрямо продолжила.
-А если не думают, зачем там волосы?
Бог дал терпения моим предкам и я услышала вполне приемлемый ответ.
-Когда ты станешь большой, у тебя вырастут такие же красивые волосы, как у мамы.
-А это тоже вырастет?
Подобный вопрос сразил бы любого мудреца, но не моего папу. Мне показалось, что сейчас он заплачет, потому что в уголках его глаз показались слезинки.
-Это бывает только у мальчиков, - сказал он, мужественно справившись с приступом смеха, - сначала так же как у тебя, он без волосиков, а потом вокруг вырастают волосы. Этим мальчики и отличаются от девочек.
Эти ответы настроили меня на прекрасный лад. Я шлепала папу и маму по попе веником, когда они так хорошо лежали рядышком на полке, потом шлепали меня. Злобно шипел пар. Но я нисколько его не боялась. Это не мыло. Потом меня окатили водой из тазика и я счастливая и распаренная обхватила горячие мамины ноги и, прижавшись носом к этому самому лобку, потерлась носом о влажные волосики призналась...
-Мамочка, я так люблю тебя. И твои волосики.
А когда, папка нес меня, закутанную, домой я чмокнула его в щеку и сказала.
-Я тебя тоже очень, очень люблю. Но маму больше, потому что она красивая и у нее такие волосики...
И почувствовала, что засыпаю... А наверху качались в такт папкиным шагам большие, с горошину звезды. Качались, качались, качались...
А вчера тоже были звезды. Крупные, отборные.
Теплый сентябрь - бабье лето. Ненавижу слово бабье. Бабье, это когда сплетни, а лето тут не причем. Но я на них не смотрела, на звезды. Ну, взглянула бы разок и домой. Все в порядке чего еще. А я смотрела...
Мы вместе не мылись уже года два, а может больше.
В смысле всей семьей. А все волосики. Они и вправду стали расти. Не обманули меня мои мамочка с папочкой. И грудь тоже стала расти. И мне стало стыдно. Я никому не болтала, что моюсь с мамой и папкой, но почему-то стала стыдиться.
Даже подумывала срезать эти растущие внизу живота волосы. А груди куда? Я не могла поднять головы, когда мылась, а прикосновения папкиных рук, такие желанные когда то, стали пыткой. Казалось, меня пронзают электрические разряды. Он то не изменился- папка и папка. А я жутко стеснялась. Как то раз я сообщила им, что уже помылась, до них. Предки переглянулись и ничего. Раз и навсегда заведенный порядок изменился...
И вот теперь я видела их заново. Как говорят в новом свете.
Папка сидел поперек лавки, широко расставив крепкие, волосатые ноги по обе стороны, а мама. Я даже не сразу узнала ее в женщине сидящей у него на коленях и обхватившей его ногами. Она вытворяла нечто невообразимое, извиваясь в его объятиях. Они целовались как безумные. Целовали все подвернувшееся уши, щеки шею, глаза. А потом, словно найдя друг друга, просто впивались друг другу в рот.
На меня точно столбняк напал. Не то чтобы мои предки должны быть монахами, но представить, что родители могут заниматься
Этим, я в то время не могла! Как то не готова была. Мне даже казалось, что мама меня рожала как-то особенно. Например, отрезали у нее кусочек мяса с попки, это там, где у нее маленький шрамчик был, положили в стеклянную колбу и я выросла.
Когда Анютка рожала, все было ясно.
Леха ее еще до свадьбы объездил, и в загсе она уже с животом стояла. Так то Леха. У него и ноги как у слона и бугор под ширинкой никаким галифе не прикроешь. Точно - жеребец. Производитель, одним словом. Откровенно наплевав на деревенских, после свадьбы Леха занимался сексом не только поздно вечером, но и утром. С петухами. А когда еще поднимается лучший механизатор.
Но, похоже, что у него поднимался еще раньше.
Потому, что петухи еще прочищали горло, а Анюточка уже выводила свою стонущую со всхлипами песню, потом раздавался торжествующий львиный рык, в который вплеталось прерывистое с переливами Анюткино "А-й-а-а-а-а. А-аа. А-аа".
В этом и выражалось открытое наплевательство Лехи на деревенские обычаи, когда аналогичное действо происходит втихаря, после обильного возлияния и под звуконипроницаемым, стеганым одеялом.
Замешкавшиеся петухи, еще какое то время решали, что лучше, воспеть приход зари или сразу бежать топтать кур, которые поаппетитней. И поэтому дежурное кукареку было каким то смятым - невыразительным. Наконец, неуверенные соло деревенских будильников сливалось в слаженных хор. И, под его пение, из ворот лехиного дома выплывала буренка. У калитки вырисовывалась возбужденно- розовощекая Анютка и проходящий по обочине
Кириллыч как то сразу подбирал живот, лихо щелкал кнутом и обязательно подкручивал совсем побелевший ус, мол могем!
Но красовалась Анюточка совсем не для него и уж тем более не для баб провожающих стадо. С высокого крыльца сходил хозяин дома, то есть Леха, степенно шагал к калитке, протискивался в нее. Причем ему обязательно мешали груди Анюточки, о которые он терся могучем торсом, чего то ворчал ей на ухо и шлепнув для порядка по аккуратной попочке благоверной выходил на широкий фарватер улицы. И САМОЕ НЕВЕРОЯТНОЕ заключалось в том, что самые злые кобели деревни, завидев его, молчали!
Леха, Анютка тут все понятно. Конечно меня мама не в капусте нашла. Но рассудок отказывался верить, что я вылезала трудно и больно. Выдавливалась, как паста из тюбика, из моей мамы. Уж лучше аист. А тем более папка такой уравновешенный и совсем домашний мог "петрушить" маму, как этот бык производитель Леха свою Анютку. И потом, раз детей у них не было, значит, они этим больше не занимались! Или я чего-то не понимала.
Глава 2.
Я смотрела в окошко бани, и мне казалось, что это все-таки Леха с Анюткой. Нет же, нет. Я как назло и окошко помыла. Мне хорошо было видно, что моя Ма сидит совсем не на коленях. Господи, не в воздухе же она висит. Она же... Это проклятое "то, что есть у мальчиков" не давало ей опуститься попочкой на скамью перед папкой. То, что я трогала в детстве без всякой задней мысли, намыливала даже не задумываясь о предназначении, ох...
Они как то медленно и осторожно едва касались сосочками грудей друг друга, а руками ласкались, где попало. Временами мамуля вдруг начинала содрогаться в его руках, безвольно запрокидывая голову назад, и тогда папка поддерживал рукой ее затылок, приникал к губам вбирая в себя не то крик, не то стон своей ненаглядной.
Нет, убежать я уже не могла. Ноги словно пустили корни, а в голове вилась успокоительная мыслишка - они же на свету, а я в темноте. Значит, не видят, не видят. Вот и имей пятерку по физике. Эта мыслишка напрочь забивала робкие позывы совести. Не хорошо же так, непорядочно.Отвяжись! И робкая совесть скользнула в темноту, чтобы вернуться потом и грызть мое и без того разбитое сердце. Свято место пусто не бывает и подкатила едучая ревность. Вот он какой папка, а меня и в щечку целовать перестал, гоняет с утра до вечера по дому как унтер. Но ревность, она как-то не удержалась, сгинула, а накатила похоть. Проклятые книжки. Не успевало что то такое произойти, а я уже знала как оно называется, и от этого мучалась вдвойне. Похоть это было уже плохо и стыдно. Тем более действо за стеклом продолжало раскручиваться, набирая обороты. Папка легко поднялся и поддерживая мамулю за попочку принялся тихонько покачивать задом, потом задергался. Русалка у него на руках еще сильнее обхватила его ногами и вцепившись пальцами в его спину, издала сдавленный вопль. Победное рычание самца было не менее впечатляющим. И эта похоть достала меня вконец. Внизу живота, давно сделалось горячо, уши, щеки, я вся, изнутри и снаружи пылала. Я лихорадочно облизывала губы ставшие невероятно сухими и совершенно не замечала ожогов крапивы безнаказанно кусающей мои икры.
Чтобы утихомирить пожар разгорающийся внизу живота, я схватилась руками за промежность, даже не задаваясь вопросом отчего такие мокрые трусики. И тут со мной свершилось нечто. Мое, такое послушное, тело вдруг принялось жить отдельной от меня, оно вдруг задергалось в нижней своей части. Горячие волны рождались, где-то внутри него, и проносились с безжалостностью татарской конницы...
Я очухалась только припечатав жопой наглую крапиву. "Что это было, как это называется?!" -часто вопрошал один из героев
Соболева, которого так любил мой Николенька. Не успев, как следует озлиться на крапиву, я снова приникла к окну.
Лежат голубки обнялись на полке и лежат. А задница пылает как нефтепромыслы в Баку. Почему в Баку. А хрен знает раз есть нефтепромыслы, значит пылают иногда. Как моя проклятая жопа!
Я послюнявила пальцы и осторожно помазала место ожога. То есть почти всю задницу. Слюны надо было много. Я плевала и мазала.
Говорят, мыло хорошо помогает, но мне было не до него. Чтобы уйти за мылом...
Мамочка моя! Мамочка, мамочка, про мамочку и речь. В общем мамуля играла с этим самым. Если бы не у папки так я бы знала, как назвать, а сказать "взяла папку за хуй" у меня под страхом четвертования язык не повернется. В общем, это не помещалось в двух ее кулачках, и мамочке пришлось взять его головку в рот. Точнее она целовала его. Целовала с такой восторженной нежностью, какой у нее раньше и не замечалось! Она ласкала этот корень перевитый тугими жилами как самое драгоценное в мире, едва касаясь пальцами. Она даже опустилась на колени и умоляюще посмотрела на папку. Он погладил ее по голове, ласково улыбнулся и похоже согласился, потому что Ма просто расцвела. А дальше...
Я вцепилась руками в трусы и совершенно забыла, про попочку ошпаренную крапивой, про то, что подглядывать...
Вот теперь, я поняла, что мамочка действительно была прекрасной гимнасткой, мастером. Она запросто подняла правую ножку вертикально вверх, и папа с удовольствием эту ножку поцеловал, а потом прижался к ней щекой, потому что он обнимал маму за плечи. А между ними была эта невероятная нога. Отпад полный! Самое, самое, самое - я видела ее киску. Не потому, что похоже на киску, совсем нет, киска это так ласково. Свет падал сзади и не очень светло, но лампочка у нас в бане яркая, поэтому все равно хорошо видно.
Ах мамочка, мамочка. Противная ты моя. Как только я перестала с вами мыться, ты принялась безобразничать. Это, наверное, чтобы я не повторяла. Значит, балуемся, да. С волосиками, теми самыми, которые я так любила маленькой. Так, на белом, не загоревшем треугольнике лобочка аккуратненький кустик в виде сердечка. Или мне показалось, точно- сердечко. И ниже ничего, ничего! Такие голенькие, налитые, разошедшиеся в желании губки, между ними складочки и такая розовая пипочка вверху, там где они кончаются.
Какие большие губки, ох...
Папка не дал досмотреть, и задвинул между этих губочек- складочек свой корень. Прямо как сатир какой. Я на мгновение вспомнила картину, где такие нежные нимфочки и эти, грубые волосатые сатиры. Я всегда так жалела нимфочек. которых сатиры наверняка догонят, как только папка выключит свет и все лягут спать. И даже тайно вставала ночью и, дрожа от страха, пугаясь этих сатиров, раскрывала альбом. Нет, не догнали. Наверное, я им мешала своим светом.
Теперь я вдруг поняла, что нимфочки пугались понарошку. Они, как и мамуля страстно хотели, чтобы их догнали противные сатиры и пустили в дело свои волшебные корни. Да и папка совсем не похож на сатира. На
Аполлона. Я видела в альбоме, Геракл с дубиной это скорее Леха когда дрова рубит, только молодой. А папка красавец, Аполлон. Только у Аполлона писюн маленький и не натуральный какой то, а у папки нормальный и волосы вокруг.
Хорошо еще, что он не додумался там побрить. Было бы хуже, чем у Аполлона.
Вот теперь мне стало ясно, почему мальчишки, когда треплются в школе, говорят "отодрать". Это здорово подходило к тому, что вытворял мой папка. Его лицо вовсе не было таким ласковым и благостным, как тогда, когда они сношались на скамейке. Гримасы наслаждения, или чего-то другого неведомого мне, искажали его лицо, делая похожим на сатира. Его корень то погружался в мамино тело с какой то методичной неотвратимостью, то выползал целиком, почти до головки. Я как-то не сразу обратила внимание на крепкий морщинистый мешочек, который упирается в мамины складочки, когда корень уходит в ее живот. Этот мешочек слегка покачивался в конце движений и в этом было даже что-то завораживающее. В нем было загадочности больше, чем во всем остальном.
Я никак не могла понять нравится это маме или она просто уступает папке. Ее глаза были закрыты, зубы стиснуты, а по лицу пробегают такие же гримасы, как и у папки. Она вдруг захватила драгоценный мешочек в ладонь и принялась перебирать его пальцами. С папкой началось нечто неописуемое, короткими конвульсивными движениями он буквально протаранил мамочку несколько раз, привел и ее в состояние неистовства. Потом грубо сбросил ее ногу своего плеча, одним движением усадил ее на лавку и принялся сосать такие чудесные мамочкины груди. Он присосался к ним с видом оголтелого вампира.
Точнее к одной груди, вторую она вовсю мяла сама!
Потом она откинулась на спину, и мне открылось, то чем занималась правая папкина рука! Левой он поддерживал ее голову, а...
Лавка стояла вдоль и широко раздвинутые, согнутые в коленках мамкины ноги... Так вот, папкина рука... Обалдеть можно. Большим пальцем он залез в сочащееся мамино влагалище, а два других! Два других, указательный и средний...
В моей башке, в голове смешалось. Можно, не можно. Льзя, нельзя. Противно? Да, им не было противно! Он делал ЭТО! Папка и мамка, подвинутые на чистоте и санитарии! Он занимался совершенно, невероятно гадким делом!
Это теперь, я не могу без смеха вспоминать свои страхи свой ужас от осознания, что у них на почве этого КРЫША СЪЕХАЛА!
Два пальца правой папкиной руки, указательный и этот... Который рядом, у меня даже ум за разум зашел, ворочались в ее... Ладно скажу, в попочке, в попочке. Даже теперь, неописуемое удивление тех минут передается мене и я не нахожу подходящих слов.
Мамины колени пребывали в непрерывном движении, как два живых маятника медленно сходясь и расходясь. Она стонала так, что было слышно сквозь двойные стекла бани, и это были стоны удовольствия.
Немного погодя, он закинул ее ноги себе на плечи и снова вогнал свой корень в глубины бедной маминой киски. Уже позднее, я услышала образное выражение "вдул по самые помидоры".
О, великий и могучий, это я о языке. Он именно "вдул". Да так, что стал доставать, ее животе нечто такое, что вызывало новые стоны моей мамочки. Казалось, он работает как отбойный молоток, чтобы пригвоздить ее к скамейке. Потом они замерли в этой невероятной позе, и было видно, как судорожно сокращаются папины ягодицы. Наконец он оторвался от своей жертвы и принялся осторожно и ласково целовать ее.
Папка стоял на одном колене, и мне было хорошо заметно, как его корень превратился в сардельку, отдыхающую на бедре. Мамины руки все так же продолжали, то ласкать, то тискать папино тело, но не касались
ЕГО. Казалось, что они специально дают ему отдохнуть.
Утомился. Эта невероятная мысль выплыла из воспаленных глубин моего мозга и растеклась где-то по поверхности. Утомился...
Я и сама была готова.
Коленки мои, почему-то, дрожали и слабели.
Наваливалась такая усталость, что казалось я опять свалюсь в крапиву. Но я решила стоять до конца. В общем, пока стоял этот дракон у моего родителя. А он уже стоял. Без всякой маминой помощи, а они сидели рядом и опять целовались.
Ну, сколько можно. Вид у мамули опять был просящий, и я поняла, что папка, хитрюга так и не выполнил того, что обещал или не обещал. Постепенно он превратился в саму нежность, он целовал ее торчащие соски, глаза, пальцы, бедра
- в общем все что только можно. Даже попочку, когда она поднялась со скамейки.
А на ее спине остались следы от деревянной скамьи. Они были видны даже на раскрасневшемся от жары теле.
И тут я захотела оказаться на мамочкином месте.


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 12 авг 2015, 22:29 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
НАПАДЕНИЕ ПИРАТОВ

Автор: О. Белова

Миссис Редгрейв! - Леди Свитинг склонилась так низко, что ее жемчужные бусы чуть не попали в соус. - Вы, должно быть, места себе не находите от одной мысли увидеться с вашим мужем?
Луиза Редгрейв тайком вздохнула. Воспоминания о муже - зануде Эдварде, кроме тоски, у нее ничего не вызывали. Как бы получше ответить этой леди
Свитинг? Она приподняла одну бровь.
- Моя дорогая, подобные высказывания неуместны. Если бы я действительно места себе не находила, то сидела бы на коленях у галантного лейтенанта Фэрфакса.
Мужчины покатились со смеху, а леди Свитинг прыснула и начала обмахиваться веером. Взглянув справа от себя, Луиза улыбнулась.
Лейтенант Фэрфакс тоже смеялся. Именно о таком моряке мечтает любая женщина:
Высокий, с черными вьющимися волосами, перетянутыми на затылке черной шелковой лентой, и сверкающими голубыми глазами, подобных которым Луиза никогда не видела. И, разумеется, он был очень галантен.
Луиза отправилась в Бомбей к Эдварду на "Свитбраре". Она думала, что жизнь там будет такой же серой и скучной, как и сам Эдвард, но то, что произошло по дороге, сделало жизнь увлекательной и полной приключений.
Вчера на их торговый корабль напали пираты, и только появление военного корабля "Адмирабл" спасло груз от разграбления, а находившихся на борту женщин избавило от участи худшей, чем просто смерть.
В конце сражения матросы взяли на абордаж пиратский корабль и захватили его. Луиза, стоя на палубе "Свитбрара", имела возможность наблюдать, насколько смел был лейтенант Фэрфакс. Эротический рассказ Нападение пиратов «Для взрослых» Эротический рассказ Нападение пиратов Размахивая громадной саблей, он носился по палубе пиратского корабля, его длинные волосы развевались на ветру, а на белоснежной форме была видна кровь, сочившаяся из раны на его щеке.
Никогда еще она не видела столь восхитительного самца, и, когда на приеме, который устроил капитан "Адмирабля", он оказался рядом с ней, она чуть ли не теряла сознание от возбуждения.
И вот, наконец, ей удалось привлечь его внимание к себе. Тихо, чтобы никто не услышал, он шепнул:
- Дорогая миссис Редгрейв, если вы действительно хотите посидеть у меня на коленях, то я с удовольствием предоставлю вам эту возможность.
Господи! Покраснев, она быстро устремила взгляд в тарелку. Шутка лейтенанта была полна похоти и неприличия. К сожалению, в ее Эдварде не было ни того, ни другого - даже после свадьбы он почти не забирался к ней в постель. Лейтенант Фэрфакс, подумала она, не стал бы так пренебрегать свои супружескими обязанностями. Она снова взглянула на него, а он внимательно смотрел на нее и улыбался. Этот мужчина был определенно лучше Эдварда, значительно лучше.
Луиза выросла в деревне и была, наверное, наивнее многих своих сверстниц. Когда ей было уже пятнадцать лет, она забежала в амбар, чтобы поискать там пропавшего котенка, но то, что она там увидела, удивило и поразило ее: молочница Бетти была в объятиях ее брата Джорджа. Ее юбки были задраны выше пояса, а Джордж, находясь между ее белоснежных ляжек, пытался вставить свой набухший член в блестящую и призывно открытую плоть.
Потрясенная и заинтригованная, Луиза спряталась в тень, наблюдая за тем, как Джордж глубоко вставил свой член в зовущее тело Бетти и начал яростно его гонять туда-сюда. Луизе казалось, что Бетти должно быть больно от того, что в нее входит такое твердое и толстое орудие, но она просто стонала от удовольствия и хватала Джорджа за его раскачивавшиеся ягодицы. Наконец полным блаженства голосом она закричала: - О, сэр, да, да! Луиза запомнила это на всю жизнь. Эдвард никогда не доставлял ей такого удовольствия. В постели, когда ей удавалось его туда затащить, он был робок и застенчив, яростно сопротивляясь всем ее попыткам сделать так, чтобы он вел себя смелее.
Она взглянула на затянутое в форму тело лейтенанта Фэрфакса. Его длинные мускулистые ноги облегали шелковые чулки и тесные бриджи, застегнутые на плоском животе. Плечи и грудь казались широкими и сильными.
Он не должен разочаровать ее. Луиза была уверена в этом.
Она частенько подумывала о том, чтобы завести роман на стороне, и после отъезда Эдварда получила немало предложений. Ее останавливал только страх зачать внебрачного ребенка.
Но теперь она знала, что завтра встретится в Бомбее со своим мужем, который просто будет обязан лечь с ней в постель после столь долгой разлуки. Если она проведет сегодня ночь с лейтенантом Фэрфаксом, то все, что бы ни произошло в результате этого, можно будет легко списать на ее мужа.
Рассеяно слушая, что говорит леди Свитинг, Луиза подвинула свою ногу под столом и коснулась ею блестящего ботинка лейтенанта Фэрфакса. Он взглянул на нее, и ей показалось, что его голубые глаза словно обжигают ее.
Его лицо толкало ее к безрассудству. Пододвинув свою шелковую салфетку так, что она упала на пол, Луиза воскликнула: - Моя салфетка!
-Шелк такой скользкий, - Свитинг.
- Позвольте мне поднять ее, сказал лейтенант Фэрфакс, ныряя под стол.
Она тут же почувствовала, как его рука нырнула к ней под юбку и начала гладить ее по голени. У нее перехватила дыхание, а из-под стола раздавался приглушенный голос Фэрфакса:. - Похоже, она упала дальше, чем я думал. Его рука двинулась дальше и, миновав колено, устремилась туда, где подвязка перетягивала ее мягкое бедро. Тая, она боялась пошевелиться.
Его рука была на внутренней стороне ее обнаженного бедра и продолжала двигаться вверх. Он коснулся края ее трусов. Ну, теперь-то он остановится?
Но он не остановился. Замерев, она сидела тихо-тихо, а его длинный палец гладил темный пушок между ее ног, проникая между уже влажных губ ее самого потайного места столь нежно и сладко, что у нее начала кружиться голова.
Она полу прикрыла глаза от удовольствия, и леди Свитинг со свойственной ей прямотой спросила:
- Миссис Редгрейв, вам плохо? Фэрфакс убрал руку и, держа ее салфетку, выскочил из-под стола, как черт из табакерки.
- О, - произнесла она заплетающимся языком, - боюсь, мне здесь слишком душно. Я могу упасть в обморок. Капитан Макдональд, простите меня ради
Бога.
- Все в порядке, мадам, - ответил краснолицый капитан. - Лейтенант
Фэрфакс проводите миссис Редгрейв на палубу и побудьте с ней там, пока она подышит свежим воздухом. Или вы предпочитаете, чтобы я дал вам в сопровождающие даму?
- Нет, нет, - хватаясь за руку Фэрфакса, слабым голосом пролепетала она. - Мистер Фэрфакс...
- Конечно, мадам, - произнес он, помогая ей встать из-за стола.Заботливо обняв ее за талию, он проводил ее до двери и по узкому тралу вывел на палубу. - Мне так жаль, что вы плохо себя чувствуете, - прошептал он Луизе.
- В данных обстоятельствах это неудивительно, - ответила она.
Они немного помолчали. Затем Фэрфакс с силой обхватил ее за стройную талию, а она прижалась к нему. Они подошли к поручням и остановились. Их лица остужал прохладный ветерок. Луиза с ужасом заметила, что спереди ее тонкое платье стало почти прозрачным от пота, соски напряглись и темными пятнышками отпечатывались на мягком белом муслине.
На палубе было полно матросов, которые смотрели на нее с плохо скрываемой похотью. Но у нее было такое чувство, словно они с Фэрфаксом здесь совершенно одни. Он склонился к ней, и ее шею обожгло его горячее дыхание. - Мадам, - тихо сказал он. - Мистер Фэрфакс. Никто не мог видеть их лиц. - Мадам, - все тем же тихим голосом продолжал он, - простите меня, если я покажусь вам грубым, но мы, матросы, не умеем ухаживать и говорить нежности, поэтому буду откровенен с вами.
Я вас хочу с того момента, когда впервые увидел вас.
Она задохнулась от ответного желания: - Мистер Фэрфакс! - Луиза.
Это слово показалось ей поцелуем. - Луиза, я знаю, что вы хотите того же. Иначе вы не позволили бы мне так интимно ласкать вас. Эротический рассказ Нападение пиратов
- Мистер Фэрфакс, - произнесла она холодно и посмотрела на него своими темными глазами. - Если даже то, что вы говорите, правда, то куда мы можем пойти?
В этом действительно состояло основное препятствие. На корабле было полно мужчин, и только капитан мог позволить себе роскошь уединения. Ее удивило, когда он шепнул ей с улыбкой:
- Попросите меня показать вам корабль. Мы найдем себе местечко, обещаю вам.
С минуту она молчала. Он что, шутит? Его глаза ярко светились, и было видно, что он ее не разыгрывает. Она обмахнула себя рукой и громко сказала:
- Мне теперь значительно лучше. Лейтенант Фэрфакс, не могли бы вы показать мне корабль?
- Конечно, я покажу вам корабль, - прошептал он с улыбкой, - от носа до кормы.
Он вел ее мимо удивленных матросов то по одному узкому трапу, то по другому.
Поцеловав ее, он шепнул:
- Попросите меня показать вам нижнюю палубу.
Она подчинилась, не имея ни малейшего представления о том, что такое нижняя палуба. Они стали спускаться все ниже и ниже, пока не достигли узкой и темной палубы почти у самого днища корабля. Ее шея покрылась маленькими капельками пота.
- Вот, мадам, - произнес он, открывая низкую дверь, - каюта врача, как вы и хотели.
В тесной, освещаемой тонкой свечкой каюте было мрачнее и жарче, чем в аду. Она прижалась спиной к висевшему на стене плащу и посмотрела ему в лицо. Он закрыл дверь. Оказавшись наедине, они в напряженном молчании смотрели друг другу прямо в глаза. Она была слишком неопытна, и он боялся, что в последний момент она может отказаться.
Но желание победило страх. Он обнял ее и поцеловал долгим, страстным поцелуем, от которого она чуть не задохнулась. Его язык проникал к ней в рот, заставляя ее вздрагивать от желания, а руки устремились под платье, нашли ее груди и сжали их так, что она застонала. Он начал ласкать ее соски, а она, выгнувшись, готова была принять все, что он сможет ей предложить. -Быстро, -шепнул он. -Быстро, мои бриджи. Ей еще никогда не приходилось снимать брюки с мужчины, но теперь ее пальцы быстро нашли пуговицы. Бриджи расстегнулись, и из них показался набухший от желания пенис.
- Поцелуй его, - потребовал Фэрфакс. - Поцелуй мой член.
Она вздохнула, но не посмела противиться ему. Медленно опустившись на колени, она коснулась своими коралловыми губами его члена. Дрожа от предчувствия, что она взяла кончик члена в рот. Фэрфакс застонал и, схватив ее за волосы, стал просовывать член глубже. Казалось, он тер свои членом по ее воспаленным губам целую вечность. А ей было страшно и в то же время приятно.
Потом он вынул член у нее изо рта, поставил ее на ноги и начал осыпать быстрыми поцелуями.
Он задрал ее юбку выше пояса и сорвал с нее трусы. Его жадному взору открылись ее обнаженные бедра. Продолжая целовать ее, он сунул руку ей между ног, играя с влажной и полной желания плотью. Она стонала от наслаждения.
Затем горячая головка его члена оказалась у нее между ног, устремляясь между раскрытыми половыми губами. Он глубоко вздохнул и заскрипел зубами, а она закричала. Раздвинув ей ноги, он начал входить в нее со всей силой.
Откинув голову, она стонала от удовольствия, чувствуя, как его член проникает в нее при каждом движении все глубже и глубже. Пока он продолжал двигать своим толстым членом взад и вперед, она почувствовала, что все ее тело начинает дрожать от накатывающей на нее волны экстаза. Обняв его, она выкрикнула его имя и утонула в море наслаждения.
Наконец он вынул свой член, заставив ее всхлипнуть. Его волосы освободились от стягивавшей их ленты и свободно разметались по плечам. Они молча смотрели друг на друга. Затем он спросил: - Твой муж живет в самом
Бомбее? - Да, - прошептала она. - Мы должны немного отремонтировать корабль в доке Бомбея. На это понадобится около трех месяцев, - улыбнулся он. -
Миссис Редгрейв, не согласитесь ли вы принять меня, когда я буду сходить на берег? Она улыбнулась ему в ответ. - Мистер Фэрфакс, - честно ответила она,
- я обещаю принять вас, где и когда вы захотите.


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю Корнелия "Спасибо" сказали:
dream
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 13 авг 2015, 05:04 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 июл 2015, 16:17
Сообщения: 158

Cпасибо сказано: 9
Спасибо получено:
126 раз в 89 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Скорпион

Баллы репутации: 5
Корнелия. Последний рассказ таки хорош!


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 14 авг 2015, 23:38 
Админ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 дек 2012, 16:53
Сообщения: 18595

Медали: 3
Хранители (1) Победителю ''Новый год 2013'' (1) За активность! (1)
Cпасибо сказано: 23479
Спасибо получено:
18522 раз в 11132 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Стрелец

Баллы репутации: 115
Виниловое небо, да....
а про мамочку тоже так.... ))))


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 16 авг 2015, 22:21 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Клаверий де Монтель

Автор: Мистер Икс

Началась эта история с того, что Клаверий де Монтель, молодой человек, не связанный ни какими заботами, прочитав об'явление о приглашении мужчины на постоянное место привратника, садовника и истопника и, поняв скрытый смысл этого об'явления, притворился глухонемым и поступил на работу в закрытое женское учебное заведение.
В нем главное внимание в воспитании девушек было обращено на полную неосведомленность в половых отношениях. В юные головки вбивали, что детей приносят отцы, что их находят в огородах, в капусте, а мужчины отличаются от женщин только костюмами, что волосы растут в известных местах от того, что они едят варенное мясо.
Это рассказывалось не только не только девочкам 12-14 лет, но и восемнадцатилетним. Может самые юные и верили этому, но девушки постарше сомневались, не зная в то же время истиного положения вещей.
Поэтому, естественно, за Клаверием был установлен строгий надзор со стороны воспитательниц, избавиться от которого он сумел благодаря следующему случаю.
Когда в честь праздника привратнику было отпущено вино, Клаверий притворился глубоко пьяным перед приходом служанки, которая должна была принести ему ужин, развалился на кровати в отведенной ему каморке, приняв такую позу, что брюки будто бы во сне сползли со своего места. Старая служанка была поражена представившейся картиной-там, где должна находиться мужская принадлежность, ничего не было.
Взглянуть на лобок подвыпившего привратника пришел чуть ли ни весь штат воспитательниц во главе с директрисой, но никто не догадался, что член был втянут и зажат между ног Клаверия. Эротический рассказ Клаверий де Монтель «Для взрослых» Эротический рассказ Клаверий де Монтель Девочки были в изумлении, когда увидели, что все надзирательницы исчезли и они предоставлены самим себе. Бегая по саду, девочки наткнулись на Клаверия, который делая вид, что не обращает на них внимания, начал налаживать изгородь цветочного сада.
Со временем, они так привыкли к нему, что часто бегали к нему, тормошили его и весело смеялись.
Клаверий в свою очередь схватывал шутивших девушек, а более взрослых сажал к себе на колени, что многим из них очень нравилось. Когда они совсем освоились с ним, он иногда клал руку на колено, затем нежно и осторожно поглаживая, забирался выше под платье и, отстегнув несколько пуговиц на панталонах, ласкал живот, перебирая волосы на лобке.
В то же время другой рукой он нередко проникал под корсет и трогал девичьи груди, теребил зажатый между пальцами сосок. При этом он заметил, что в зависимости от темперамента некоторые девочки относились к таким ласкам с удовольствием, но другие смущались.
Они горели и немели от его ласк, с восхищением прижимались к нему. Особенно часто и охотно подсаживалась к привратнику Клариса де Марсель, более других девушек нравившаяся ему. Она позволяла трогать себя везде, замирая от его ласки, когда он осторожно пропускал свой палец в разрез ее кольца и то нежно щекотал ее, то гладил шелковистые колечки волос на круглом лобке девушки, то забирался глубоко в ее органы. Она почти не стеснялась его, зная, что он глухонемой и глупый и не может никому рассказать как ее ласкает. А были ласки такие милые, такие приятные, что хотелось никогда не отказываться от них. С каждым днем все больше и больше охватывало ее неизведанное желание. Ей хотелось, чтобы он никогда не отрывал своих рук от ее ямки(так она и ее подруги называли свои половые органы). Но, почти всегда окруженная своими подругами, она редко оставалась с ним наедине, а он хотел ее все больше и больше. Клариса еще не догадывалась о самоудовлетворении чувственности без участия другого лица, хотя некоторые ее подруги втайне предавались этому пороку.
Как-то Клариса, сгорая непонятным желанием, зашла к нему в беседку, которая находилась в конце сада. Девочкам строго настрого запрещалось ходить туда. Увидев вбегающую к нему Кларису, привратник обрадовался появлению своей любимицы. Он понял, что теперь убежище его открыто, и будет посещаться другими девушками. Лаская, он поцеловал ее в первый раз и это не только не испугало ее, а наоборот, дало повод к многочисленным поцелуям. Клаверий положил девушку на клеенчатый диван и стал ласкать ее уже по-настоящему.
Он расстегнул ее платье, расшнуровав корсет, вынул наружу две прелестные груди. Осыпав их поцелуями, он положил руку на одну из них, а к соску другой крепко прижался губами. Одновременно Клаверий, стоя на коленях перед диваном, поднял юбку, расстегнул панталоны, и, сильно нажимая, стал гладить ее живот и лобок. Привстав, охваченный крайним
возбуждением, он сорвал с нее панталоны, раздвинул ноги и, покрывая поцелуями живот Клариссы, рукой стал забираться все дальше и дальше в ямку. Потом он встал, обхватив ее ягодицы руками, приподняв их, погрузился лицом в ее органы, расточающие восхитительный аромат девственности и, массируя пальцем влагалище, стал сосать клитор. Кларисса тревожно затрепетала от охватившего ее сладострастия.
'Жаль, что ты глухонемой и глупый', - прошептала она и выбежала из беседки. Конечно, он мог бы воспользоваться девочкой как хотел, тем более, что его член, предельно возбужденный, требовал исхода дела до конца. Но, трогая ее, он заметил, что вход в ее ямку полузакрыт девственной плевой, в отверстие которой с трудом проходит его мизинец. Клаверий хорошо понимал, что если он соединится с ней по-настоящему, то не доставит ей никакого удовольствия. Разрыв плевры кроме того может сопровождаться кровоизлияниями и, пожалуй, девочка до того перепугается, что все обнаружится. Он хорошо знал, что с некоторым терпением можно достигнуть облания девочкой без пролития крови.
Не прошло и десяти минут после ухода Клариссы, как вбежала другая девочка-Сильва, хорошенькая, бойкая, так же как и Кларисса лет 18-Ти. В отличии от Клариссы, тоненькой и стройной, Сильва была невысокой и полненькой. Она часто прижималась к привратнику нижней частью живота. Сейчас, вбежав в беседку, весело смеясь и забавляясь, она стала прыгать около него. Когда Клаверий схватил эту девочку и посадил к себе на колени, она вдруг присмирела и закрыла ладонями свои глаза, как будто зная, что он будет с ней делать. Было видно, что эта девочка опытней и знает чего хочет, но из-за стыдливости не позволяет дотрагиваться до себя. Теперь же под влиянием жажды знакомого ей ощущения, она с покорностью раздвинула ножки, когда он расстегнул ей панталоны и начал производить обследование. Как он и ожидал, Сильва давно уже предавалась тайному пороку искусственно, растягивая вход в свою ямку. Член начал раздражать девочку, которая в забытьи сидела у него на коленях и сладостно ожидала знакомого эффекта.
'Еще! Еще!'-Шептала она, находя, что привратник делает это весьма приятнее, чем она или ее подруга Тереза. Убедившись в широте ее ямки он не захотел доводить девочку до оргазма, видя прекрасный случай доставить удовольствие и себе и ей. Когда Клаверий почувствовал прерывистое дыхание девушки, он осторожно, стараясь не разорвать ее плевры, стал постепенно запускать свой возбужденный член в ее ямку.
Девственная плева постепенно растягивалась все больше и больше, пропуская дальше полный кровью и горевший желанием член Клаверия. Было больно, тесно, но приятно, когда член почти весь вошел в ямку Сильвы. Девочка вначале испугалась, чувствуя, как что-то толстое и горячее входит в нее, но потом обмерла, охваченная бурным желанием, какого с ней еще никогда не было. Помимо воли, ее широкие бедра поднимались и опускались, и она испытывала необыкновенное удовольствие. Через минуту Сильва закрыла глаза, захрипела и обессилев упала к нему на руки. В это время горячая масса с обилием впрыскивалась внутрь девственных органов девочки.
Акт был окончен, и Клаверий, поцеловав Сильву, отпустил ее со своих колен. Спустя некоторое время девочка оправилась, вздохнула, ласково кивнув ему, ленивой походкой вышла из беседки.
'Вкусная девочка, - подумал Клаверий, нисколько не сожалея о том, что начал обрабатывать сад с нее, а не с Клариссы, которая через месяц тоже будет готова принять член, раз уже познакомилась со страстным чувством. Теперь она сама растянет вход в ямку до нужного размера. Тем временем Сильва, розовая и довольная испытанным ощущением, тихо шла к центру сада как вдруг услышала, что ее кто-то догоняет.
- Тереза!-Воскликнула она. - Откуда ты?
Вместо ответа подруга подошла вплотную к Сильве и прошептала:
- А я все видела.
- Что же ты могла видеть?-Спросила Сильва со смущением, вспыхивая румянцем.
- Видела все, что вы делали, - шептала Тереза, - в щелку было видно. Расскажи, что он делал с тобой своим животом.
- Я Думаю, что это похоже на то, что ты делаешь иногда со мной, а я с тобой, - сказала Сильва, вспоминая, как иногда они по очереди целовали взасос ямки друг у друга, вызывая наслаждение.
- У него на том месте, где у нас ямки, торчит палец, такой длинный, толстый и горячий. Вот этот палец он и засунул мне в ямку, и так было приятно, что я бы не отказалась еще разок.
- Ах, как бы я хотела попробовать, - прошептала Тереза на ухо Сильве.
- Так ты иди, - предложила Сильва, - я буду караулить. - Если увижу, что кто-то идет-постучу в стенку.
- И хочется, и стыдно, - прошептала Тереза. - Но, если будет нужно заставлять его, что надо делать?
- Ничего не нужно делать, - ответила Сильва, - только войдешь к нему, а остальное он сделает сам. Иди, пока не было колокола, а то нас могут хватиться, - прошептала Сильва, желая и Терезу сделать участницей испытанного удовольствия. Тереза колебалась, страстно хотела испытать... И, наконец, решилась.
Когда Тереза вошла в беседку, Сильва постояла немного, ей очень хотелось посмотреть, так ли все будет, как с ней. Отыскав щелку, она страстно прильнула к ней.
Клаверий не удивился, увидев перед собой еще одну девочку, стройную, лет 17-ти с загорелыми щеками и пылающими пухлыми губками.
- Однако, это пожалуй многовато, если они все сразу пойдут ко мне, - подумал он, целуя стоящую в замешательстве девочку. Сильва увидела, как привратник начал щекотать Терезу под платьем, а затем, что-то сообразив, подошел к столу, как раз против отверстия, где стояла Сильва, вынул из своего кармана надувшийся палец и из стоящей на столе банки, очевидно с
вазелином, начал намазывать его. Она догадалась, что палец смазывается для того, чтобы не было туго. Намазав член, Клаверий Клаверий подошел к лежавшей на диване девочке, снял с нее панталоны, несколько раз поцеловал лобок, и, посадив на колени лицом к себе, также осторожно ввел свой палец в ее ямку. Как и у ее подруги, девственная плева Терезы была растянута, но в меньшей степени, и Сильва увидела, как Тереза онемела, а через минуту уже задыхалась и всхлипывала от охватившего ее восторга, потом вдруг замерла в об'ятьях Клаверия, оставаясь неподвижной. Придя в чувство, Тереза почувствовала, что привратник все еще продолжает держать ее в своих об'ятьях и своим пальцем двигает вверх и вниз ее ямки.
Ей бы хотелось, чтобы привратник отпустил ее, но он, по-видимому не хотел этого. Только что отпустив одну девочку, с другой приходилось затрачивать большие усилия, чтобы добиться эффекта. Понемногу Тереза стала помогать ему, а потом, охваченная возбуждением, поскакала на нем с видимым удовольствием. Охватившее ее сладострастное возбуждение было еще сильнее и она в последний момент рычала как зверек и царапала ему шею руками, испытывая до глубины души прелесть наслаждения. Обессилев, с закрытыми глазами, она повисла на его шее.
Нечего и говорить, что занятия у трех воспитаниц были в тот день не совсем удачны. Они были рассеянны, задумчивы и часто улыбались.
Обеим девочкам понравилось играть с привратником и они часто, как только была возможность, убегали в беседку, сначала порознь, а потом вместе. Клаверий по очереди удовлетворял их, используя при этом мешочек, предохранявший от зачатия. Однажды Клаверий занимался с Терезой и Сильвой. Кларисса хватилась подруг и подумала, не пошли ли они в беседку к привратнику, так как заметила, что и раньше увлекались им. Осторожно пробравшись к беседке, Клариса заглянула туда и ахнула от неожиданно развернувшейся картины.
Подруги стояли рядом, упираясь руками в диван, согнувшись и широко раставив ноги. Юбки у обеих были задраны на голову, и Клариса увидела по очереди покачивавшиеся упругие девичьи ягодицы. Клаверий стоял в одной короткой рубашке и по очереди толкал животом то одну, то другую девочку. Сильва была удовлетворенна несколько раньше, и привратник задержался с Терезой, ямка которой была менее восприимчивой. Клариса с немым изумлением смотрела на эту сцену, не понимая, что именно он делает, но видя, что это очень приятно девочкам.
- Что это у него за предмет?-Подумала она, видя какое-то подобие рога, который то появлялся, то опять прятался в ямке. - Почему он до сих пор не совал в меня этим рогом?-Размышляла она. Ей было обидно, что подруги перехитрили ее, ушли куда-то дальше, чем она. Притаившись за беседкой и дав уйти девочкам, Кларисса немедленно вошла к нему.
Он в это время в истоме лежал на диване, думая, что его любимая пришла за обычной порцией удоволиствия, которое он доставлял ей путем щекотания и поцелуев половых органов. Клаверий очень удивился, когда Кларисса, подойдя к нему, скинула юбку и панталоны, а затем, сев на диван, тотчас запустила руку в его средний карман.
Ощутив что-то вялое и липкое, но похожее на то, что она видела, Кларисса выдернула его наружу и опять изумилась, когда в ее руках мягкий член стал твердеть и увеличиваться в размерах. Зная, что ее ямка не готова перенести знакомства с членом без повреждения, Клаверий решил было удовлетворить ее прошлым способом, но когда он стал сосать ее клитор, она вырвалась и сидя верхом на его коленях с увлажненными глазами, схватила рог и лихорадочно стала засовывать его в свою ямку.
- Хочу, хочу, - шептала она в исступлении.
Видя ее страстное желание и сам всполошившись, Клаверий, однако не потерял головы и при помощи вазелина с большим трудом и осторожностью ввел в нее свой возбужденный член. Девочка сначала морщилась, но спустя немного времени уже увлеклась новым занятием. С потупившимся взором, клокочущая страстью, она с безумием шептала: - Ох! Как хорошо... Слаще всего на свете... Так... Так... Так... Еще... Еще...
Точно посторонняя сила подбрасывала девочку, которая извивалась змеей на его члене, а через минуту она задыхалась, громко стонала, оскалив свои зубки.
- О... О... О... - Закричала она и потеряла сознание, переживая мучительно сладкое чувство. Такое же сильное чувство испытал и Клаверий, убедившись, что она вполне оправдала его надежды. Она ему так понравилась, что он не хотел выпускать ее, пока не сделает ей еще два раза.
И так каждый раз девочка с восторгом и бешенством рычала, кричала, кусала его зубами. Последний раз она впилась своими губами в его губы, повалила его на диван и, лежа на нем вертела своей страстной ямкой пока не был окончен акт. Когда она выходила, Клаверий заметил, что от усталости она еле передвигает ноги. По ее уходу он осмотрел свое платье и, не видя крови, удивился, что ее плева выдержала такое бурное испытание.
Кларисса знала, что она не единственная пользуется членом привратника, а ей бы хотелось, чтобы он был только в ее обладании. Само собой разумеется, что и для Сильвы с Терезой не стало секретом, что между ними есть третья. Часто гуляя по саду, они рассказывали друг другу о своих чувствах и ощущениях.
Однажды девочки пришли к нему все сразу. Клаверий принял их радушно, но заниматься с ними ему не хотелось. Потрудившись в эти дни, особенно с Клариссой, он решил сделать передышку. Хотя девочки видели, что привратник не расположен с ними играть, уходить они не хотели, не получив своей доли удовольствия. Кларисса, как более страстная и потому более решительная, подошла к садовнику, и нисколько не стесняясь, вынула палец Клаверия, который не оказывал ей сопротивления. Все три девочки никогда не видели палец так близко и им чрезвычайно хотелось посмотреть. Из безжизненного, член Клаверия под ощупыванием девочек стал постепенно толстеть и напрягаться. Клаверий, стараясь предоставить им полную свободу действий, помог снять с себя брюки и лег на диван пальцем вверх.
- Пусть себе забавляются, - думал он, испытывая некоторое удовольствие.
- Смотрите, - говорила девочка, - а у него на головке маленький ротик, - указывая другим на отверстие канала. Все девочки схватили кулачками ствол Клаверия и продолжали наблюдать.
- Какое у него странное лицо, - шепнула Сильва, заметив конвульсивное подергивание лица Клаверия.
- Ему, наверное, очень приятно, что мы его трогаем, - сказала Клариса, слыша, как тяжело он стал дышать.
- Теперь я понимаю, почему он с такой охотой всовывает свой палец в наши ямки, - сказала Тереза.
Не успела она закончить фразу, как девочки вскрикнули от изумления, видя, как пульсирующим фонтаном брызнула из пальца горячая струя.
- Вот от чего появляются белые пятна на белье, - сказала Клариса, вытирая платком свои руки и палец Клаверия.
- Смотрите, не хочет больше, ложится, - с огорчением заметила она, горя желанием. Видя, что палец привратника становится мягким и бессильным, не стесняясь своих подруг, вся охваченная желанием, Кларисса быстро разделась догола и стала взасос целовать палец, а потом, вскочив верхом на еще лежащего Клаверия, стала сама совать член в свою ямку, горевшую
желанием.
- Не лезет, гнется, - шептала она в отчаянии, но вдруг почувствовала, как палец вновь выпрямился и тотчас до корня влез в глубину ее ямки. Ерзая взад и вперед, с блаженной улыбкой глядя на подруг, Кларисса шептала:-хорошо, хорошо, чудесно поехала!... До свидания... - Она закрыла глаза. Кларисса скоро кончила, но взяла за правило не слезать с
привратника, пока не сделает два раза подряд. И на этот раз, передохнув немного, она поскакала галопом. Клаверий догадался, что предстоит дальнейшая работа. И, действительно, Клариссу сменила стоявшая в полной готовности у лица Клаверия раздетая догола Сильва, а когда кончила и та, вскочила на палец Тереза, до того времени стоявшая в ногах привратника и внимательно разглядывающая происходящее.
Так как Кларисса не ушла, а, стоя на корточках на диване, раставив ноги и наклонившись ямкой к лицу целовавшего ее Клаверия, созерцала своих подруг, то она опять забралась на привратника и только она последняя почувствовала, как палец выбросил внутрь ее ямки горячую влагу.
- Эта девочка достойна быть женой короля, - подумал, едва приходя в себя Клаверий.
Так прошло несколько месяцев. Несмотря на предосторожность Клаверия, Клариса забеременела. Врач, вызванная директрисой, была в недоумении, так как девственная плева девочки не была повреждена. Тем не менее во время второго посещения доктор констатиривала беременность. После допроса, устроенного Клариссе, на котором она не выдала Клаверия, девочка была увезена в специальное заведение. Для Клаверия же работа тут потеряла всякий интерес, потому что после истории с Кларисой ни Сильве, ни Терезе, не удавалось приходить к нему в беседку ввиду того, что число надзирательниц было увеличено и во время прогулок они зорко охраняли своих девочек. Клаверий, видя, что ему здесь больше делать нечего, в одно прекрасное утро исчез.
Клариса родила крепкого и здорового сына, что спустя два года не помешало ей выйти замуж за старого барона Агрональ. Блистая в обществе, будучи предметом восхищения молодых людей, она, однако была верна своему мужу и вспоминала только первую любовь и ласки Клаверия. Временами ее ямка тосковала по его вкусному пальцу, тем более, что палец ее мужа, достаточно потрудившийся в дни его молодости, теперь уже никуда не годился. Как-то на одном из балов к баронессе подвели молодого человека, отрекомендовав его Клаверием де Монтель. Взглянув на него, она вспыхнула от неожиданности.
- Этот господин похож на одного моего знакомого, - заметила она, играя веером и глядя на него.
- Мне будет очень приятно, баронесса, если вы и меня почтите такой близости, - ответил Клаверий, целуя ей руку.
- Просто поразительно, - думала Кларисса, глядя на него. - Но тот был с простыми манерами и глухонемой, а этот изящен.
Они долго говорили на разные темы, но Клаверий ни одним словом не выдал себя.
Под впечатлением встречи с человеком, напомнившим ей прошлое, она страстно захотела близости с ним. Спустя некоторое время, в отсутствие своего мужа, Кларисса пригласила Клаверия в свою спальню. Трепеща от неожиданного наслаждения, она нервно сбрасывала с себя одежду, по ка не осталась совершенно обнаженной.
Сверкая ослепительным телом, она подошла к постели, где лежал Клаверий. Не успела она занести ногу на кровать, как Клаверий одним ловким и сильным движением посадил ее на свой член. Она задрожала в восторге, чувствуя как, с какой силой и страстью, он вогнал его в ее ямку.
- Ты... Ты... Был привратником... Не отпирайся... Узнала... - Шептала она, закрыв глаза.
Клаверий не отвечал, чувствуя, что она понеслась вскачь, забыв обо всем на свете. Она извивалась как змея, пока не почувствовала, что близится конец. Взглянув на искаженное лицо Клаверия, который уже выбросил свою жидкость, Клариса, охваченная сладострастием, упала на его грудь и со стоном впилась в губы, переживая прелесть ощущений. Потом она перевернулась и, подставив свои органы губам Клаверия, вылизав член, с упоением стала сосать его. В это время Клаверий, уткнувшись носом в ее влагалище и языком возбуждая клитор, до предела засунул палец руки в заднее отверстие.
Задохнувшись, он переменил положение и, ухватив клитор рукой, стал высасывать влагалище Кларисы, время от времени залезая туда языком. Она же глотала и кусала его член, гладя руками ноги и живот, а потом со страстью выпила вплеснувшуюся ей в самое горло жидкость.
Через несколько минут они, лежа обнявшись, вспоминали прежние события, а спустя несколько часов, после многократных, самых разнообразных поездок, когда Клаверию нужно было уже уходить, Кларисса подвела его к детской кроватке, в которой спал ребенок и сказала:
- Смотри, это твой сын. Я сберегла его.
Он поцеловал ей руку и глубоко тронутый, вышел, дав себе слово
никогда не расставаться с этой женщиной.
Нечего и говорить, что спустя некоторое время баронесса Агрональ сменила фамилию, выйдя замуж за немого, но милого привратника. Они жили долго и умерли в один день.


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю Корнелия "Спасибо" сказали:
alis
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 21 авг 2015, 19:05 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
ПИКАНТНАЯ СИТУАЦИЯ

Автор: Анзорова Агнесса

Зачем же он уехал так надолго? Теперь сижу здесь, на лавочке в темноте с даже не мои знакомым, а знакомым моих знакомых. Я вижу, что он ничто. От его худого тела пахнет лекарствами, он младше меня, у него нет опыта, он изо всех сил старается выпендриться, и от этого кажется еще более жалким. Этот список недостатков можно продолжать до бесконечности, но не смотря на длину списка (судя по всему прямо пропорциональную величине его члена) я все равно хочу его. Чувствую как во мне все напрягается и что если я не расслаблюсь в ближайшее время, то меня наверное разорвет на части.
- Ну, так вот идем мы по городу..., - говорит он, - а что мы все обо мне да о обо мне. Может ты что-нибудь о себе расскажешь?
Он смотрит мне в глаза. Он пытается увидеть там разрешение! Блин эти интеллигентные мальчики, почему им всегда нужно разрешение? А в прочем опомнись, Наташа у тебя есть парень, твой парень скоро вернется. Спокойствие - только спокойствие.
- А что бы ты хотел услышать? - самая большая глупость какую можно было сказать. Но вопрос то тоже остроумием не блещет. А ведь в воздухе царит напряженность. Интересно это только в моем воздухе или в его тоже?
- Ну я не знаю... Наташа, обогнала Катю, Машу и Дашу. Она обошла их на поворотах и вот студентка-Наташа на финише, ура Наташе!
Вот это да. Что делает с человеком бутылка пива. Впрочем, похоже это не пиво...
- Слушай, ты пиво уже допил? Пойдем в кафе кофейку долбанем? Или прогуляемся?
Блинннн. Что я делаю рядом с ним? Я понимаю ему сейчас не с кем.
Он совсем один в этом городе. Я тоже одна. Результат на лицо, нет скорее на другом месте.
- Почти допил. Пойдем.
Интересно, если он сейчас повернется и сделает "целовательное" движение что я на это отвечу?
Мы идем по темным улицам. Я стараюсь не выходить под свет фонарей и не попадаться на глаза прохожим. Мимо проходят люди - выходной день как никак. Ситуация пикантная, казалось бы невинная прогулка двух формально знакомых людей противоположного пола. Ловлю себя на мысли, что было бы неплохо увидеть какие богатства скрывают его черные джинсы. Женское любопытство - будь оно не ладно. Коекак сдерживаю себя от того, что бы не посмотреть в направление молнии.
- Слушай, давай ко мне зайдем. Мне в туалет надо.
Прикидываю ситуацию. Одиннадцать вечера, темнота, он живет один, удобства правда в коридоре - снятие одной комнаты имеет свои недостатки. У него в гостях уже была, в местности хорошо разбираюсь, и ему вроде бы как доверяю.
- Пошли. Мне тоже надо.
По дороге мы говорим о чем-то, я пытаюсь уловить смысл разговора, но удары сердца заглушают все мои усилия.
И вот мы возле туалета.
- Ну, ты иди первой.
- Да уж нет. Ты уж пожалуй первым иди.
- Ааа, да нет, я в комнате тебя подожду. Ты не бойся что там защелки нет. Ее Петька, сосед мой, по пьянке в прошлое воскресенье отломал. Вот до сих пор новую сделать не можем. По свету в стекле на верху определяем.
- Весело у вас тут, - говорю и прошмыгиваю в туалет.
Интересно он звук слышит? Комната напротив, хотя дверь... да нет не слышит он ничего. Скорость моих движений наверное побила все рекорды по писанию, включая общественные туалеты на вокзалах. Меня совсем не радовала перспектива увидеться с Петей соседом. Открываю дверь, что бы позвать его - Алешу. А он тут как тут - сталкиваюсь с ним нос к носу.
- А ты быстро. Что так страшно? - уши режет звук "ш".
Шепот пробирает до костей, от него ползут мурашки по спине и в трусиках становится мокро. Мне кажется я покраснела так, что свечусь в этом темном вонючем коридоре как красная ночная лампочка. Ко мне, как к любой порядочной лампочке, слетаются ночные бабочки и застилают мне глаза. Его тело совсем рядом. Оно волнует, будоражит... Губы - погибель моя, тонкие, наверное такие сладкие... Алешины руки как бы невзначай касаются моих бедер. Я вздрагиваю. Я вздрагивала так от вторжения на мою территорию, когда ко мне еще маленькой прикасалась портниха, делая мерки на платье. Вздрагивала, когда первый раз рука мальчишки прикоснулась к волосам между ногами.
- У тебя попить что-нибудь есть? - игнорирую его вопрос.
- Кока-кола, минералка, вино, шампанское?
- Богато живешь, - отхожу от косяка двери, тем самым освободив свою территорию.
Нет, он все таки не тот на которого можно размениваться. Куда я потом с таким опытом и угрызениями совести? Пью воду, минеральную. В комнате бардак, впрочем как всегда. Алеша как то рассказывал про друга, который на устыжения по поводу того, что в комнате у него беспорядок, а "к нему люди приходят", говорил что люди же не на бардак приходят смотреть, а на него. К Алеше многие приходили посмотреть на бардак, настолько он был неповторим.
- Ладно, мне пора.
- Я тебя провожу.
Ну, сделай же что-нибудь. Прижми меня к холодильнику. Поцелуй в шею. Не отпускай меня! Залезь под юбку. Тебе же хочется этого. Разорви капроновые колготки (хоть они совсем новые я тебе это прощу). И я даже если захочу уйти умом, не смогу этого сделать телом. Слабак...
Благополучно добираюсь до дома.
Утром, как всегда стучусь в гости к своей совести. Тестирую ее, на угрызения. Угрызений в помине не видно. Моя крошка чиста от измены самой себе. Настроение отличное. Звонит телефон. В трубке что-то говорит Алешин голос...


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю Корнелия "Спасибо" сказали:
alis, Виниловое небо
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 21 авг 2015, 20:30 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 июл 2015, 16:17
Сообщения: 158

Cпасибо сказано: 9
Спасибо получено:
126 раз в 89 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Скорпион

Баллы репутации: 5
Корнелия. Спасибо. @}->--


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 25 авг 2015, 10:03 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
ЗАГРАНИЦА

Автор: Журавлева А.

С показным спокойствием и с нейлоновым скрипом Маргарита снова закинула одну плотную ногу на другую. Она волновалась, впрочем, так волнуются многие, кто впервые летит за границу. До отлета еще было время, в голове сумбурно теснились мысли, иногда возникали цветистые монологи-отрывки из письма, которое она напишет Надьке, как только окажется там, за бугром.
Именно сейчас, сидя в шереметьевском кафе и потягивая коктейль, Рита впервые оглянулась на свою жизнь и педантично поделила ее на 3 этапа. Первый - скука - от рождения до 17 лет: школа, музыка, репетиторы по французскому, первые сексуальные игры с Вовкой Чердаковым, о которых она никому ни гу-гу, только Надьке - лучшей подруге. Она сама старалась это забыть, чтобы фамилия Чердаков никогда даже рядом не стояла с ней. А ведь, собственно, именно Чердаков подарил ей первый оргазм, присосавшись к клитору пухлыми юношескими губами. И он же безболезненно пронзил ее, сделав женщиной раз и навсегда. Все равно, это детство, скука.
Второй этап - разврат - с 17 до 22 лет. Начался он в ресторане, который местные называли "Зеленый огонек". Затащила туда Надька, старшая подруга-лимитчица. Мама не одобряла эту дружбу, а папе не нравилось, что соседняя квартира была общежитием лимитчиков, его раздражало их веселье, пьянки-гулянки. В этом он был ни сколько не оригинальнее своих соседеймосквичей. Лимиту не любили. Но Надька производила благоприятное впечатление. А что?
Приличная девушка из провинции, не поступила в педагогический институт, устроилась санитаркой в психбольницу. Это временно. Эротический рассказ Заграница «Для взрослых» Эротический рассказ Заграница А вообще-то девушка мечтает преподавать французский язык, любит детей. Именно так охарактеризовала Рита Надьку своим родителям, после чего ей разрешили бывать у них дома.
"При случае Надюша с французским Риточке поможет", - мечтала мама. Шли годы, Надька все работала санитаркой, так и не поступив в институт, сдавая, впрочем, регулярно вступительные экзамены. После школы к ней присоединилась Рита, тоже не набрав нужное количество баллов. "Девочкам не везет", - констатировала мама, - будут вместе готовиться еще год". С Надькой было легко, весело, она все понимала, но, честно говоря, блядь была прожженная. Рита знала о ее жизни, о мужчинах. Надька ей рассказывала все до мельчайших подробностей. И вот сманила она Риту - приличную москвичку - в "Зеленый огонек", где потный майор предложил 75 рублей за ночь с Ритой. "Ты че, - шептала Надька истерически, - 75 мне отродясь не предлагали, не отказывай вояке, вот те ключ от моей комнаты, иди, не пожалеешь, мужик, сразу видно, приличный, я маме твоей скажу, что ты у репетиторши задержалась, иди, поймай кайф".
Ритку всю трясло от страха падения, но она согласилась. Кайфа не поймала, но три двадцатипятирублевки приятно грели руку. Пошло-поехало. Каких только она через себя не пропустила: юные, в возрасте, летчики, журналисты, работяги, шофера, были даже хирург и бригадир.
Закончился второй жизненный этап тоже в ресторане. Они с Надькой поехали в Одессу отдохнуть. В ресторане "Аркадия" к ним за столик подсадили иностранца. Это был маленький пухленький человечек, неопределенно-средних лет, с обтекаемыми, будто смазанными чертами лица и постоянной открытой улыбкой. Улыбался он всем подряд: швейцару, официантке, музыкантам, людям за соседним столиком, Надьке и ей, Маргарите. Но ей он улыбался поособенному мягко и как-то неопределенно.
- Добрый вечер! Я бы очень хотел с вами познакомиться, милые девушки. Меня зовут Арно
Торель. Я француз.
Надька аж подпрыгнула на стуле. Наконец-то предоставилась возможность проверить свой разговорный французский язык.
- Же мапель Надин. - У Арно удивленно вскинулись брови. - Надежда, - по-русски добавила
Надька.
- Je suis heureux de fair votre connaissance. А Вы? Как Вас зовут? - обратился Арно к Ритке на приличном русском.
- Маргарита.
- О, Маргарита, Марго! Вы - одесситка?
- Нон, же сюи до Моску.
- Мне приятно, что вы говорите на французском, но думаю, что нам легче будет объясняться на вашем родном языке, так как я давно изучаю русский и свободно им владею. Прошу вас, не утруждайте себя.
Предлагаю выпить за знакомство. Вы обе очаровательны. - Арно заказал шампанское, конфеты, сыр и фрукты.
Девушки внутренне собрались, подтянулись, чтобы продемонстрировать французу верх русского совершенства. Сейчас они действительно были очаровательны. Загорелая, с пышной грудью и хорошенькими ножками, в короткой юбочке Надька. Ее соломенное каре и пикантные веснушки симпатично оттенялись абрикосовым румянцем. А Маргарита - элегантная и томная, тоненькие пальцы, гибкий стан, каштановые, струящиеся по плечам волосы. Брючный костюм из шифона цвета чайной розы, сквозь который просвечивались даже самые крохотные родинки.
- Маргарита, вы удивительно похожи на мою сестру Доминику, но значительно красивее ее.
Сливовые глаза Ритки увлажнились, где-то под сердцем приятно заныло. Она поняла, что в ее жизни наступил перелом. Появилось что-то значительное, достойное.
Да, именно в этом месте начался третий этап жизни Маргариты, который она, сидя в шереметьевском кафе, назвала так: лучшая достойная жизнь. В это время Ритке было уже двадцать два года.
Арно оказался бизнесменом из Лиона, в Одессу он приехал, чтобы поддержать своего друга
Эжена Шабю, инженера аммиачного завода.
После вечера в ресторане, Рита и Арно все дни проводили вместе. Надька не отставала, подцепив какого-то спортсмена из Болгарии. В минуты, когда девушки оставались наедине, Надька учила Риту: "Сегодня не ложись, потерпи. Можешь позволить только руку на грудь и поцелуи.
Помни, - ты для него приличная девушка и оставь свои блядские штучки, если хочешь чего-то добиться".
- Но, Надя, ему же 30 лет, он не вытерпит пионерских ласк.
- Ты че, он же француз, вытерпит все, сегодня не ложись, слушай меня.
И Рита слушалась. Все-таки Надька желает только добра, она старше на 4 года, опытнее, вон какого болгарина подцепила, одного взгляда на него достаточно, чтобы заныло в низу живота.
Арно другой. Ритку немного смущало, что он ниже ее, полноват, но тем не менее фигура у него была хорошая, подтянутый, крепкий. От солнца выгорели брови и бородка - это придавало его лицу мужественность. Вот только глаза слишком светлые. Ну, ничего, покатит. Зато намерения серьезные. "С ним увидишь мир, дуреха", - говорила Надька.
Через несколько дней, выслушав отчет Ритки о том, что в гостиничном номере Арно был доведен до такого состояния, которое большинство мужчин называют простой и лаконичной фразой "больше не могу", Надька сказала: "Сегодня ложись".
- А ничего, что он иностранец?
- Ты че, совсем? Я вообще считаю, что с нас, проституток, всем следовало бы взять пример в межнациональных отношениях. Именно мы являем собой наглядный пример реального воплощения интернационализма в его лучшей и благотворной форме.
- На-а-дя, я тебя не узнаю, ты прям, как на трибуне.
- Вот именно, ложись, но помни, что ты якобы скромняшка.
В ту ночь Маргарита позволила кое-что больше, чем поцелуй в шею. А точнее - она отдалась
Арно. Ритку поразило умение Арно "заниматься женщиной".
Во время легкого ужина в номере с телячьим рулетом и овощной композицией француз преподнес Рите сюрприз: достал из холодильника темную бутылку вина.- Это великое вино, Маргарита. Это лучшее, что я пил когда-нибудь. Для меня очень значительно, что оно называется твоим именем "Шато Марго". Это - лучшее из вин, а ты лучшая из женщин, которых я знал. Я люблю тебя, Марго. Арно легко поцеловал Маргариту в губы. Поцелуи француза всегда напоминали Ритке порхание бабочек, и она расслабилась.
Арно не спешил с сексом, так как за несколько дней понял, что Марго не такая, как многие, она необычная, очень хорошая и приличная русская девушка. К тому же необыкновенная красавица. "Она сама не знает, какое сокровище", - думал Арно. Но Ритка прекрасно знала себе цену. С невозможным изяществом она поднесла хрустальный бокал к своим, хорошо очерченным губам и сделала глоток. О, что это! Бесподобное вино. Такое вино, которое Ритке и не снилось. Она не знаток вин, но им и не надо быть, чтобы почувствовать великолепный букет черной смородины и дыма.
- Чудесное вино, просто необыкновенное вино, я такого никогда не пила.
- Я знал, что тебе понравится, любимая, это бордоское вино.
Арно стал нежно целовать Риту, а затем незаметно раздевать. Делал это без всякой настырности. Каждое "место", которое открывал, приветствовал нежным поцелуем. Шаловливый и неутомимый язык его блуждал по телу. Рита заводилась все сильнее и сильнее, да и невозможно было оставаться холодной, видя и чувствуя, как Арно, стоя перед ней на коленях, губами снимает трусики, а потом нежно, как мотылек, прикасается губами к животу, бедрам, лобку. Затем он своими пальцами приоткрыл нежные половые губки Риты и горячий язык его проник в пещерку. У
Ритки закружилась голова, потеряв равновесие, она качнулась, но сильные руки Арно подхватили ее и бережно уложили на кровать. Увидя обнаженное тело Маргариты, Арно понял, что больше не владеет собой. Ритка почувствовала его состояние и блаженно улыбнулась. Арно понял ее улыбку как разрешение и мигом сбросил с себя всю одежду. Он лег рядом с ней, готовый на все, чтобы сделать Марго счастливой, крепко обнял ее за талию и прижал свои бедра к ее. Маргарита решила довести его до предела и стала нежно покусывать его ухо, а рукой провела по возбужденной твердой плоти. Размер французского пениса поразил Риткино воображение. "Вот это, "грмадье", вот это да!" - И она невероятно захотела, чтобы он оказался внутри, ноги сами собой раздвинулись. Он любовался Ритой. Играл своим языком ее сосками, а своим пальцем теребил нежный бугорок, наблюдая за ней. Возбуждение Риты достигло предела, спина начала выгибаться. Такого она не испытывала никогда. Затем он оказался между ног и отрывистыми поцелуями стал осыпать всю ее промежность, а затем сконцентрировался на давно оголенном клиторе. Короткие, отрывистые поцелуи, затем круг языком вокруг клитора, затем поцелуи, опять круг. Рита металась, как сумасшедшая. Тело Арно дрожало. Сказывался природный темперамент.
Вскоре он вошел в Риту "по-семейному", доставив ей неописуемое наслаждение. Оргазм моментально пронзил ее, но Арно не останавливался. Его ласки стали искуснее, член не терял упругости и не спешил извергаться. Даже когда тело Риты сотряслось от третьего оргазма, Арно не спешил. Рита слегка оттолкнула его и настойчивым движением уложила на спину. Мощный член его даже не вздрагивал, гордо воздвигаясь между мускулистых ног. Ритка жадно припала к нему губами. Нежными, засасывающими поцелуями Ритка покрывала член Арно от основания к вершине, затем сделала короткую паузу - буквально несколько секунд, затем беглыми контактами заставила француза застонать и сделала более длительный антракт, не прикасаясь к члену ни губами, ни языком, лишь нежно теребила тонкими пальчиками его мошонку. Маргарита любовалась им в этот миг. Затем взяла яички в ладошку и влажными губами прикоснулась к головке члена несколько раз. А потом плотным кольцом губ погрузила головку члена в себя, одновременно делая щекочущее движение языком. После нескольких таких ритмичных сладостных ласк Арно застонал и кончил, выпустив приличную дозу спермы. Губы Маргариты горели огнем, и она с сожалением выпустила уже обмякший член изо рта. Нежно поцеловав его крупные яички, она вытянулась рядом с Арно, глубоко вздохнув. Он крепко прижался к ее губам.
- Милая, любимая моя Марго.
Утром Надька поняла, глядя на довольную Риткину мордашку, что она всю ночь занималась с французом любовью.
- Слушай, Рита, внимательно, сегодня - минет, но как в лучших домах Парижа. Уже пора.
- Что-о?
- А че? Ты забыла, как это делается?
- ...
- Ты уже?.. Ты че, обалдела? Надо было подождать.
- Он был такой красивый, и я не удержалась, Надя. Ты думаешь, что он,.. что он догадался. -
Риткины глаза округлились и увлажнились.
- Ни че, ни че. Мы еще повоюем. Все нормально. Если он не дурак, он тебя не отпустит.
- Ага!
- Че, ага? Посмотри, сколько за границей желающих взять в жены русскую. Молва о нас идет по всему миру. Женятся сплошь и рядом даже на матерых проститутках, ничуть не смущаясь. Так что успокойся, еще ни один мужик не бросил бабу из-за минета, тем более француз. Иди, умойся. ... После завтрака Арно сказал Рите, что у него есть сюрприз.
- Я приглашаю тебя на прогулку за границу. Ты согласна, Марго?
Ритка была счастлива "до небес". Она как раз недавно уволилась со школы, где работала пионервожатой, и ее ничего не удерживало.
- Выбирай, моя любовь, место, куда ты хочешь поехать.
- В Италию, может быть.
- Италия? Да, обменный курс вроде бы неплохой, но не следует забывать, что инфляция все еще высока.
- А в Греции ты был?
- Греция? Я лично считаю, что поездка в Грецию - это турне по античным достопримечательностям, ты ведь не школьница, Марго. Тогда уж лучше запад Крита. Альгарв - это такое чистое место, если ты хочешь моря и солнца. Чудные пляжи.
- Да ну, Крит. Я всегда мечтала побывать в Ницце.
- Любимая Маргарита, нет ничего проще. Я вырос на Лазурном берегу. У нас есть вилла в
Вильфранше.
- При чем здесь Лазурный берег и Вильфранш?
- Потому что Ницца находится на Лазурном берегу, дорогая, а Вильфранш в пяти минутах езды от Ниццы. Там сейчас живут две мои сестры - Доминик и Мари-Франс. Они будут тебе рады.
Ритке не хотелось преждевременных встреч с родственниками Арно, но Ницца... Одно слово -
Ницца - захлестывало все эмоции.
Она побывает в Ницце. Ницца - звучит, как перестук драгоценных камней в ладошке.
- Арно, но мы ведь можем поселиться в гостинице.
- Твое желание для меня закон, любимая.
Днем Рита сообщила Надежде, что едет с Арно в Ниццу.
- Счастливая ты, Ритка, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. - Подруги обнялись и долго прыгали от радости между гостиничной мебели...
Уютно расположившись в кресле самолета, Ритка мечтала о хрустальной воде, бесчисленных яхтах, песчаных пляжах, пальмах и о знаменитостях со всего мира. Они летят "Аэрофлотом". Так захотела Рита. Арно уступил, хотя предлагал лететь Air France через Париж с заездом к другу на набережную Шарантон.- Я не хочу в Париж проездом, мы успеем туда после моря, - капризно настаивала Рита. - Это не лишено смысла, любимая. ... Дремотное состояние охватило Риту, и она уснула. Разбудили ее поцелуи Арно.
- Через несколько минут мы приземлимся в центр курортного мирозданья.
- Да, так скоро? А почему ты не разбудил меня, чтобы заняться любовью?
- Где?
- В туалете, где же еще. Это так романтично, на такой высоте.
- Милая моя фантазерка. - Арно засмеялся. Потом совершенно серьезно добавил:
- Маргарита, я предлагаю Вам руку и сердце.
В висках Ритки застучало, во рту пересохло. Совершенно сухими губами, почему-то шепотом она ответила:
- Я согласна. ... На следующее утро, еще до завтрака, когда Арно спал, Рита в белоснежном маленьком платьице вышла из отеля "Негреско", чтобы прогуляться к морю. Она чувствовала себя королевой, ведь скоро, очень-очень скоро она станет мадам Торель. Марго Торель - это она, Ритка, проститутка из Новых Черемушек. Сногсшибательный аромат прервал Риткины мысли. Она не сразу сообразила, что лавандовый запах шампуня исходит от "Пежо", хозяин которого в этот ранний час, напевая французскую мелодию, с видимым удовольствием намыливал бока своего сверкающего красавца. Заметив Маргариту, он словно окаменел, красиво улыбнулся.
- Bonjour, mademaiselle.
Рита ответила на приветствие загорелому французу и опять стала думать о своем. Вчера Арно предложил поселиться в отеле "Атлантик" - прилично и до пляжа десять минут. Но Рита решила "падать, так с большого коня", как говорит Надька, и капризно упросила Арно поселиться в самом престижном и знаменитом "Негреско". Именно об этом отеле рассказывал Арно еще в Москве.
Ведь в нем жили Сальвадор Дали, "Битлз", Черчилль, и она, Рита Морозова тоже будет жить среди шейхов и князей. Арно говорил, что несколько дней здесь - целое состояние, но Маргарита видела в его глазах любовь и нежность. Арно был богат и щедр. "Вот это жизнь, сколько цветов, цветы везде, обалдеть, как красиво, сегодня же напишу письмо в Москву". Цветов действительно было много, даже на фонарных столбах. Слегка влажный, необыкновенно теплый даже в столь ранний час субтропический воздух Ниццы кружил Риткину голову, и она мечтала о будущем счастье. Она обязательно полюбит Арно. Разве можно его не любить. Он сразу понравился маме и даже папе. "Милый Арно, мы всегда будем вместе", - Рита не заметила, как пришла на набережную. Сейчас здесь было малолюдно - только любители бега. А какое море - действительно лазурное, даже сейчас, когда солнце не встало, а на небе розовеют перламутровые облака. Только белоснежный катер-катамаран нарушает тишину утра. Пока нет людей, он освежает пляжную гальку.
Маргарита смотрела, как катамаран с отливающей серебром струей морской воды медленно приближается к берегу. Внезапно катер сбросил напор струи и Рита увидела двух молодых мужчин, машущих ей с катера. Они приветствовали ее и что-то говорили на французском. Рита поняла, что ее приглашают на катер прокатиться. Она восторженно прикусила нижнюю губку и ответила кивком согласия. Эротический рассказ Заграница
Французы помогли Рите зайти на катер, развернули его и понеслись в открытое Средиземное море. У Риты захватило дух от скорости и соленых брызг. Ницца осталась далеко позади. На катере было двое мужчин. Капитан Ги - невысокий, кудрявый брюнет с очень красивым подвижным лицом какого-то киноактера. Он и сам был очень подвижен. И помощник капитана - негр Поль - белозубый, высокий и стройный в белых шортах и майке. Узнав, что Рита русская, - они стали еще более приветливы и обходительны. Предложили белого вина. Рита с удовольствием выпила бокал и аппетитно закусила сочным персиком. "Совсем как "Монастырская изба", - подумалось ей. Можно было бы сказать, что Ги паясничал, если бы он не был так приятен. Он хотел, чтобы Маргарите было весело, смеялся и дотрагивался до нее, но совсем "без сала". Был просто как ребячливый мальчишка. Из мечтательно-романтичной, какой она была, выйдя из отеля, Рита тоже превратилась в смеющуюся кокетку. Ей было хорошо среди этих двух французских парней. Рита выпила еще. Она безмятежно стояла на палубе и наслаждалась безбрежным Средиземным морем. Вдруг она почувствовала щекотание за ухом, резко обернулась, а Ги впился в ее нежные губы страстным поцелуем. Марго ответила ему, Ги стал бешено осыпать Риту поцелуями, потом быстро поднял на руки и отнес в каюту, пристроил на кушетку, покрытую чистой махровой простыней с незатейливым рисунком.
Через некоторое время Рита и Ги, обнаженные, бурно ласкали друг друга. Она позволяла себе ласкать мужчину со всейстрастью, которую все-таки сдерживала в отношениях с Арно, пытаясь выглядеть прилично. Она захватывала ладонями его ягодицы, сжимала их, целуя член, зарываясь лицом в его мошонку. Ее тело трепетало, затем она опять целовала Ги в губы, в плечи, его руки нежно сжимали ее упругую грудь, он необычно нежно целовал ее, теребя языком соски. Потом Ги взял недопитую бутылку с вином и вылил немного на живот Риты. Вино щекочущими струйками стекало по бокам. Рита задыхалась. Она распласталась на простыне, изнемогая от желания и ожидая чего-то большего. Ги своим упругим языком слизывал вино со смуглого животика
Маргариты, а затем перевернул девушку и выдавил сок из персика на упругие ягодицы. Тут же страстно припал к ним и стал целовать, слегка покусывая. Его палец тем временем нежно ласкал промежность Риты, проникая все глубже. Марго больше не могла терпеть, она бесстыдно приподняла зад и раздвинула ноги, показав французу два своих самых интимных отверстия во всей красе. Ги влажным пальцем поласкал слегка промежность, затем анус и уже был готов на все, чтобы утолить свою страсть, он схватил девушку за талию и мощным рывком вошел в нее сзади и замер, прижавшись вплотную к ягодицам Риты. В этот момент ее тело сотряслось от бурного оргазма. Сделав несколько телодвижений, Ги тоже кончил, продолжая фрикции. Марго тоже продолжала движения приподнятым задом навстречу члену мужчины. Она постепенно приходила в себя, но было еще очень приятно ощущать уже безвольный член в своем влагалище.
Затем они оторвались друг от друга и лежали в приятной истоме. Вдруг Рита услышала французскую речь, она встрепенулась и увидела Поля, он предлагал ей фрукты в изящной вазочке. Рита отпрянула от неожиданности, она никогда не видела голого негра. На нем была только золотая цепь и презерватив. Увидя член негра, видавшая виды Рита внутренне сжалась.
Член в презервативе был гладким и огромным, по цвету и по форме напоминал молодой баклажан. Марго невольно потянулась к нему и дотронулась рукой. Член качнулся. Она обхватила его руками и влажными губами поцеловала его головку. Поль опустился на пол возле кушетки, где свисали ноги Маргариты и начал языком ласкать пальцы ее ног, поцеловал ее изящные ступни.
Опьяненная этой лаской, она захотела, чтобы и негр овладел ею. Видя наслаждение девушки "ожил" и Ги. Он опять начал по-своему необыкновенно ласкать ее грудь. Соски ее набухли, а Ги буквально играл ими, как ягодками. Поль тем временем развел ноги Маргариты в стороны и толстыми губами всосался в ее "раковину". У Риты заломило в низу живота. Ей было невероятно хорошо с этими французами, она сгибала и разгибала в коленях ноги, а негр не отрывался, свою ладонь он положил на самый низ живота Риты, чуть выше лобка и слегка надавил. Мгновенно
Марго испытала оргазм, но мужчины все продолжали ласкать ее, уже более томно и медленно.
Новая волна оргазма захлестнула Риту, Поль своим могучим членом водил по широко раскрытой промежности Риты, а затем медленно стал вводить свой "баклажан" во влагалище. Когда он коснулся матки, Рита вновь испытала острое наслаждение, которое длилось теперь довольно долго. Сладострастное состояние прервал громкий крик Поля. Теперь кончил он. Его оргазм сопровождался громким неистовым криком, который вспугнул нескольких чаек, приютившихся на палубе. Но
двигался негр по-прежнему медленно, словно боясь причинить боль. Рита догадалась, что она приняла далеко не весь член негра. Ги сидел на стуле возле кушетки и наблюдал за происходящим. В конце концов Поль лег рядом и продолжал гладить ее мягкими ладонями. Рита видела, как черная рука негра задерживается на ее эрогенных зонах, проникает в ее лоно, нежно гладит его. Затем, в знак благодарности, негр нежно целует Риту в губы. Она продолжает расслабленно лежать на спине, широко раздвинув согнутые в коленях ноги. Ее совсем не смущают нежные вожделенные взгляды двух почти незнакомых мужчин.
Через некоторое время счастливая троица облилась на палубе морской водой. Мужчины обтерли девушку полотенцем, Рита оделась, и катер помчался к берегу. "Вот это секс, вот это счастье", - Маргарите не терпелось все описать подруге.
Перед тем, как Марго вышла на короткий пирс, Ги вложил ей в ладошку камешек на память. "Какой сентиментальный", - счастливая Маргарита поцеловала камешек и легко побежала по берегу.
Оглянулась. Французы стояли на палубе и махали ей. Ги, сложив ладони рупором, крикнул: "Merci, Margoux!". "Спасибо вам, мальчики, за незабываемый секс", - прошептала Марго. Позади остался запах фруктов, специй и морского бриза.
Метров через сто Маргарита увидела Арно, она импульсивно дернулась. Арно стоял, скрестив руки на груди. Ритка подошла и поцеловала его.
- От тебя пахнет фруктами и мужчиной, - Арно не улыбался.
- Арно, ну что ты говоришь?
- Приведи себя в порядок, в гостинице нас ждут мои сестры, а потом ты мне расскажешь, что делала на этом катере.
Сестры Арно встретили Маргариту очень приветливо, улыбка не сходила с их лиц. Арно хмурился. Мари-Франс - старшая из сестер - была очень привлекательна. Ей лет 25 или 26, матовая кожа, томные глаза. Совершенно без кокетства. А Доминик - сама элегантность, уверенность в себе, сквозившая в каждом жесте и слове. Вероятно она была ровесницей
Маргариты.
Женщины еще до прихода Арно заказали завтрак в номер, и Маргарита с аппетитом поглядывала на блюда, теснившиеся на столе.
- Мы заказали обильный завтрак в русском стиле, - Мари-Франс по-русски почти не говорила,
Арно переводил.
Женщины заказали действительно много вкусных вещей: рыбу в каперсовом соусе, гусиный паштет с трюфелями, картофельный салат с языками и черной фасолью, свежайшие устрицы, шоколадную шарлотку, кофе с лимоном, 2 сорта сыра и вино "Saint - Julien" - не крепкое, но очень ароматное. Рита, как изголодавшаяся, не стесняясь аристократок, набросилась на еду. За завтраком познакомились поближе. Мари-Франс замужем, ее муж - фабрикант Франсуа Лежандр - сейчас находился дома, в Лионе, а маленькая дочка Элоиза в Вильфранше с няней. Доминика вот уже год встречается со своим женихом, но даже теперь замуж не торопится.
Обе женщины были приятны и понравились Маргарите, но она ощущала себя не совсем на
Земле, даже один раз ущипнула себя, чтобы проверить, не спит ли. Ведь все эти фабриканты,
Доминики, Лежандры - ее будущие родственники. Только вот что она скажет Арно о том, чем занималась на катере. Она еще не придумала. Волновалась. Потому ей не хотелось, чтобы сестры уезжали. Но час прощания настал. Женщины были любезны и пригласили на завтра в Вильфранш. Эротический рассказ Заграница
Арно пошел проводить их и сказал, что скоро вернется. Он не поцеловал ее уходя. Не поцеловал.Арно что-то подозревает. - Господи, помоги мне, - молилась Маргарита, глядя на картину на стене, - ведь я скоро буду мадам Торель, а Мари-Франс Лежандр - моей золовкой, Господи, если ты есть, помоги.
Арно вернулся не скоро, какой-то постаревший и другой. Он подошел к Рите, взглянул внимательно и сказал:
- Я был на катере, можешь ничего не говорить, я все знаю, - Рита почувствовала, как у нее пульсирует жилка на виске, ей не хватало воздуха.
Дальше Арно говорил что-то по-французски очень возбужденно, иногда проскальзывали русские слова. От волнения он говорил их неправильно: "два мужчин", "лежаль кондом", "стыдно стал". Потом опять говорил сбивчиво по-французски. Речь его была гневной и отрывистой, Рита не понимала смысла, ей достаточно было слышать интонацию и то, как угрожающе звучало его "р".
Рита не могла сдержать слез и плакала навзрыд. Потом Арно успокоился и сказал:
- Собирайся, сегодня вечером рейс в Москву. Я уже дал телеграмму Надежде, она встретит.
- А как же Париж, набережная Шарантон? А как же Вильфранш. Меня твои сестры пригласили...
Твоя любовь?
- Забудь.
Он сам отвез Маргариту в аэропорт и проводил до самой посадки. Все время Арно был очень грустный и молчаливый.
- Прости меня, Арно, пожалуйста, прости, если можешь.
Арно молчал и смотрел на заплаканное лицо Маргариты тускло и обреченно. ... В Москве шел дождь. Надька смотрела на Риту округлившимися от ужаса глазами, теребя букет фиолетовых гвоздик, купленных к встрече подруги. Рита плакала, не переставая. Надька обняла подругу за плечи.
- Рита, ну че тебе сказать? "Вся жизнь впереди, надейся и жди".
Здесь заканчивается третий период жизни Маргариты Морозовой, москвички, девушки романтичной и увлекающейся.
P.S. Камушек, который вложил Ги в ладошку Маргариты, оказался очень редким и дорогим белым сапфиром.


Вернуться к началу
   
 
За это сообщение пользователю Корнелия "Спасибо" сказали:
Виниловое небо
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 25 авг 2015, 20:15 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 июл 2015, 16:17
Сообщения: 158

Cпасибо сказано: 9
Спасибо получено:
126 раз в 89 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Скорпион

Баллы репутации: 5
Корнелия, ваши рассказы тааак заводят. :blush:


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 26 авг 2015, 22:02 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
СЕКСУАЛЬНОЕ КУПЕ

Автор: Леонид Лебедев

Первое, что я увидел, проснувшись, была почти голая попка попутчицы с противоположной полки. Мой взгляд уперся в эту едва прикрытую кусочком ткани полупрозрачных трусиков попку и никак не хотел отрываться от приятного зрелища. В купе было жарко и душно, и поэтому неудивительно, что девушка во сне ворочалась, простыня сбилась и предательски выставила на показ интимную часть тела.
Дедок на нижней полке мирно похрапывал, выводя какое-то подобие "Марсельезы", вторая нижняя полка была свободной, и поэтому никто не мешал мне наслаждаться видением. У меня и без того по утрам очень сильная эрекция, стоит ли говорить что чувствовал при виде такой картины. Член просто звенел, как чешский хрусталь.
Прошло минут двадцать, когда девушка начала ворочаться. Я быстро сомкнул глаза, чтобы не быть застигнутым за подглядыванием. Через неколтрое время чуть разомкнул веки. Попутчица не просыпаясь повернулась на спину. Теперь простыня открывала почти половину ее тела. Было видно, что на девушке кроме тех полупрозначиных трусиков ничего не надето, и стал ждать, когда она повернется еще раз и выставит на показ грудь, что топорщилась под тонким ситцем застиранной до желтизны простыни. Не дождался.
Через некоторое время соседка проснулась, сладко потянулась и повернулась на бок. Наши взгляды встретились.
- С добрым утром!- шепотом поздоровался я, чтобы не разбудить дедулю.
- Угу, - поздоровалась она в ответ и ничуть не смуившись выставленной на показ наготы, натянула простыню, при взмахе продемонстрировав мне и груди и снова закрыла глаза. Мне в этой неприветливой хоть и симпатичной компании предстояло провести еще почти сутки.
Я подождал, пока член опадет, потом встал, сходил умылся и побрился. Девушка за это время надела длинную футболку и лежала поверх белья.
Я взял книгу, но прочитанное не фиксировалось мозгом, занятым недавними наблюдениями, а взглят к тому же то и дело скользил мимо книги в зеркало, в котором были слегка полноватые едва прикрытые футболкой стройные ноги. Девушка их слегка раздвинула, и мне опять были видны те самые тонюсенькие трусики, под которыми темнел заросший волосами лобок. Моя попутчица явно надо мной издевалась. Эротический рассказ Сексуальное купе
Дедок тоже проснулся, сходил в туалет, вернулся гладко побритым и благоухая хорошим одеколоном.
- Ну, что, молодежь, будем завтракать?
Я чтобы избавиться от созерцания обнаженных женских ног, с готовностью переместился на свободную нижнюю полку, достал взятые в дорогу припасы и выложил их на столик. Дед тоже выложил свои. Нам этого могло хватить на завтрак, обед и ужин и еще накормить пассажиров соседнего купе.
- Элечка, вставай завтракать, а то ехать еще долго, да и кто там тебя в Москве кормить будет.
Элла села, свесила ноги и стала неуклюже спускаться прямо перед моим носом. Ее футболка задралась и заголила тело до самых трусиков.
- С добрым утром, Виктор Петрович!
- А с молодым человеком почему не здороваешься?
- А мы с ним уже здоровались, пока Вы спали.
- Кстати, мы не познакомились.
- Да я ваши имена уже услышал, а меня зовут Руслан.
- Вот и чудненько. Ну, приступим?
- Я только сначала умоюсь.
Элла встала на диван и достала с полочки свое полотенце. Ее ноги опять были почти у моего лица.
Когда девушка вышла из купе, дед восторженно произнес:
- Вот шалава! Будь я годков на двадцать помоложе, приударил бы.
Этой своей фразой он как бы дал мне рекомендацию.
- Замужняя женщина, ребенку пять лет, муж красавец, вчера ее провожали, а вот поди ж ты, крутит жопой, все напоказ выставляет, мужиков подразнить. А мы и падки на таких шалапутых.
Я во время этого старческого брюзгливого монолога встал и пошел к проводникам за кофе. Пока платил, пока наливал кипяток, Элла уже вернулась и села у окна. Я поставил чашки и сел рядом.
- А Вы, Руслан, по какой части занимаетесь?
- По научной.
- Преподаете?
- В НИИ.
- Кандидатскую защитили?
- Уже и докторскую тоже.
- Да, теперь это быстро.
- Господин профессор, позвольте за Вами поухаживать. Давайте я Вам бутерброд сделаю. - И снова в ее манере, в интонации слышалась скорее издевка, чем простое кокетство. - Вообще-то я всегда ужасно не любила пай-мальчиков, таких интеллигентиков. Виктор Петрович перевел разговор на жизнь, на цены, на политические прогнозы. Завтрак наш за разговорами затянулся часа на полтора. И я еще дважды ходил за кофе.
Было видно, что разговоры эти нашей попутчице скучны, и наконец она не выдержала:
- Ну почему у нас мужики вечно только в лесу о бабах, а при бабах - о лесе. Вот скажите, господин профессор, какие вам женщины нравятся?
- Всякие, лишь бы было приятно общаться.- А сексуальные или "синий чулок"? - Если о сексе говорить, то, наверное, приятнее с сексапильной, а если о повышении нефтеотдачи пластов, то можно и с "синим чулком". Мы парировали еще довольно долго, потом Виктор Петрович сказал:
- Ну, ваше дело молодое, а мне после еды и вздремнуть не грех. Не обессудьте.
Он лег, повернулся к стене и через пару минут начал похрапывать.
Мы вышли в коридор, чтобы не мешать ему видеть свои партийные сны.
Терпеть не могу стояние в вагонном коридоре. Постоянно мимо идут люди, толкаются, надо все время оглядываться, чтобы пропустить очередного пассажира в ресторан или из него.
- А может мы перейдем в ресторан и там посидим, - предложил я.
Ресторан был в соседнем вагоне. Посетителей развлекали каким-то боевиком с морем крови и десятками застреленных и раздавленных автомобилями. Благо фильм шел уже давно. Мы потягивали вино и говорили о пустяках. Очередной фильм оказался эротическим.
- Да, поездочка, протянул я. - Целый день сплошная эротика.
- Ой, только не говорите, что Вам не нравилось на меня смотреть.
- Наоборот! На красивую женщину да еще обнаженную отчего не смотреть.
- Так что же вам не понравилось?
- Я же живой человек. Любые эмоции должны иметь выход. Сексуальные - в том числе.
- А вот это уже Ваши проблемы.
- И с Вами их не решить?
- Ну, не знаю, не знаю, - протянула Элла, подняла фужер с вином и посмотрела поверх него.
- За что выпьем?
- Конечно, за красивых и соблазнительных женщин. Которые рядом.
Так за пустяковыми разговорами мы досмотрели фильм, который эротическим можно было назвать только закрыв глаза и уши, чтобы не видеть, как почти половину экранного времени герои откровенно занимаются любовью вдвоем, втроем и большем скоплении участников, чтобы не слышать сладострастные стоны распаленных неутомимыми любовниками девушек и рычание получающих оргазм самцов. Похоже, Эллочку фильм с учетом выпитого вина сильно возбудил: щеки ее разрумянились, мочки ушей налились кровью, будто крупные ягоды спелой клюквы.
Когда на экране монитора появились титры, мы встали и пошли в свой вагон. Я надеялся спровадить соседа поужинать, на случай, если он не захочет, договориться с проводницей об переселении в свободное купе. Я даже готов был заняться сексом в тесном пенале не пряностями благоухающего вагонного туалета.
В купе нас ждал сюрприз в лице симпатичной худенькой девушки с наушниками плейера. На наше появление и приветствие она никак не прореагировала, будто ничего перед собой не видела. Виктор Петрович повернул голову:
- Явились? Ну, а я еще посплю. - Отвернулся и вскоре снова тоненько захрапел. Времени было уже достаточно, чтобы отходить ко сну, поскольку поезд прибывал ранним утром, а с учетом санитарной зоны, проводники начинают поднимать пассажиров за два часа до остановки на перроне.
Проводница на мой вопрос о свободном купе понимающе улыбнулась и развела руками:
- Под завязку. У других тоже знаю, что нету.
Когда я после безрезультатных переговоров вернулся к себе, новая пассажирка, которую я мысленно окрестил мышкой, разобрала постель и лежала поверх простыни. Уши ее по-прежнему были закрыты наушниками. Виктор Петрович крепко спал, Элла кокетливо улыбалась со своей полки, дразня призывной улыбкой и оголенными короткой футболкой ногами. Поскольку мышка лежала с закрытыми глазами, я выключил свет, погрузив купе в густую темноту, легко вспрыгнул на свое место и вытянулся, положив руки под голову.
Некоторое время я лежал с открытыми глазами, привыкая к темноте. Через пару минут от огней еще недалекого города у нас воцарился плотный полумрак, в котором можно было различать очертания небольшого пространства. С соседней полки послышался шорох, я скосил глаза и увидел, как Эллочка стягивает с себя футболку, оставаясь в одних прозрачных узеньких кружевах трусиков. Девушка положила футболку на полочку для полотенца и легла на спину поверх простыни, выставив вверх сексуально покачивающиеся от движения вагона тугие груди. Я не выдержал пытки, вытянул руку и начал осторожно гладить девушке плечо. Она тут же положила свою ладонь поверх моей. Мои пальцы от плеча перешли к шее, затем к щеке, коснулись губ. Элла слегка повернула голову, чтобы мне было удобнее.
Минут пять я водил средним пальцем по ее пересохшим губам, едва их касаясь, потом ладонь моя стала опускаться ниже. Я медленно провел по шее и стал пробираться к груди. И вот она уже в моей ладони, такая желанная и возбуждающая. Я полностью накрыл ее своей ладонью, сильно сжал, ослабил, снова сжал, отпустил, потрогал набухший сосок, поводил пальцем вокруг него. Все это время рука девушки была поверх моей, будто контролируя ее движения, но ничуть не мешая проявлению вольностей.
Я осторожно снял свою руку с груди девушки. Она недоуменно повернула ко мне голову. Но я повернулся набок и вытянул на соседнюю полку правую руку, чтобы было значительно удобнее.
Не знаю, сколько времени продолжались эти ласки, но мне хотелось большего. Я снова убрал руку и в одних трикотажных плавках спустился на пол. Дедок мирно похрапывал, повернувшись к стене, девушка-мышка тоже лежала лицом к стенке вагона. Ее дыхания не было слышно, и я решил считать, что она безмятежно спит.
Я придвинулся вплотную к полке, прижавшись бедром к холодному краю столика, нетерпеливыми руками взял голову Эллочки, придвинул ее к краю полки. Она не сопротивлялась, облизнула губы и жадно приникла ими к моим пересохшим. Некоторое время мы просто страстно целовались. Сначала тщетно стараясь не шуметь, а затем вовсе забыв о всякой предосторожности и том, что в купе кроме нас едут еще два пассажира.
Через какое-то время моя рука опустилась Эллочке на грудь. Я то сильно сжимал ее, то лишь осторожно касался соска, водил по нему кончиком пальца. Потом я оторвался от губ и приник поцелуем к свободной правой груди девушки. Тело ее сразу же напряглось, спина выгнулась. Теперь, завладев и второй грудью, я мог одну из них оставить. Ладонь моя стала опускаться ниже, погладила напрягшийся живот, дошла до кромки узеньких трусиков, погладила бедра до самых колен, по внутренней стороне бедра поползла обратно. Эллочка шире раздвинула ноги, чтобы не мешать этим ласкам.
Пальцы мои дотянулись по внутренней стороне бедер до легкой ткани. Я стал водить пальцами по скользкому шелку трусиков вокруг набухшего влагалища. Ткань мне мешала, но я не спешил. Еще через несколько минут такой ласки с одновременным целованием груди мои губы легкими поцелуями стали покрывать живот девушки, пальцы шаловливо полезли под узкую полоску трусиков, легли на пухлые губы влагалища и стали осторожно водить по их краю. Я делал бы это довольно долго, возбуждая девушку все больше и больше, но ее ладонь накрыла мою и сильно прижала, утопив пальцы в горячей глубине промежности. Ноги сильно сжали мою руку и задрожали в конвульсиях. Я быстро приник губами к открытому рту девушки, она издала негромкий протяжный стон, а потом страстно впилась в меня поцелуем, удерживая сильно сжатую руку между все еще дрожащими ногами.
В это время я услышал легкое шевеление на нижней полке, видимо, девушка-мышка во сне поворачивалась удобнее. Мне было все равно, даже если бы она и проснулась. Кто она? Просто попутчица, с которой ранним утром расстанемся навсегда, может быть даже не взглянув в глаза друг другу. Думал ли я о ней, о ее оценке нашего с Эллой поведения в пылу такой дикой страсти. Я уже был готов вскочить на верхнюю полку, взять попутчицу в крепкие объятия, вогнать в ее распаленное моими пальцами влагалище свой торчащий член и изо всех сил биться внутри нее, безуспешно пытаясь достать самого дна.
Похоже, Эллочка тоже была к этому готова, хотя дрожь в ее теле прекратилась, ноги расслабленно вытянулись, ладонь больше не вдавливали так сильно мои пальцы. Но ткань трусиков мне начинала мешать и раздражала. Я вынул пальцы из влагалища и стал стягивать с девушки трусики. Она с готовностью приподняла свой зад и рукой, которая только что пленила мою ладонь, помогла избавиться от остатков своей одежды. Ноги Эллочка оставила согнутыми в коленях, но развела их в стороны настолько, насколько позволяла ширина вагонной полки. Я снова стал целовать девушке грудь, дотянулся рукой до влагалища и стал едва касаясь его пальцами, водить по краю пухлых половых губ. Были они совсем влажными и нетерпеливо ждали меня внутрь. Я прислушался к тишине вагона. Дед по-прежнему спал, девушки-мышки не было слышно. Прежде, чем забраться к Эллочке, я решил еще пару раз довести ее до оргазма пальцами. Мне нечасто попадались такие чувственные женщины, которые настолько легко достигали вершины наслаждения от одних только пальцев и поцелуев, и потому мне хотелось доставить удовольствие еще несколько раз именно таким способом.
Я стал губами слегка касаться губ девушки и так же осторожно водить пальцами вдоль ее влагалища и вскоре почувствовал, что моя случайная подруга близка ко второму оргазму. Я решил довести ее до кульминации именно такими легкими касаниями верхних и нижних губ. Еще минута - и ноги ее снова сильно сжали мою ладонь, а руки обвили мою шею и плечи и изо всех сил сдавили в объятиях. И негромкий стон известил об оргазме. Эротический рассказ Сексуальное купе
И тут я от неожиданности дернулся всем телом: на мою ногу выше колена легла ладонь девушки-мышки и стала медленно подниматься вверх. Элла почувствовала, как я дернулся и прошептала:
- Что случилось? Тебе что-то не понравилось?
- Ничего, просто я коснулся ногой холодного края столика.
Девушка почти беззвучно рассмеялась, не выпуская меня из своих объятий. Она хотела продолжения любовных игр. Я всей душой, всем сердцем и тем, что напряглось в плавках, был за это же продолжение, но неловкость вызывала горячая ладонь девушки с нижней полки, которая гладила мое бедро, медленно поднимаясь все выше и выше.
Снова я принялся целовать Эллочку в ее тугую грудь и снова начал гладить края ее влагалища с каждым новым движением подводя девушку к очередному оргазму. И он не заставил себя ждать. Снова - сильно сжатая ногами моя ладонь, снова сильные объятия и сдавленный стон наслаждения.Между тем ладонь девушки-мышки уже гладила поверх плавок мой до боли в мошонке напряженный член, вот-вот готовый порвать трикотаж, своевольно вырваться на свободу и брызгать накопившейся за день возбуждения спермой. Теперь я не мог просто сосредоточиться на одной только Эллочке, вынужденный прислушиваться к тому, что проделывает соседка по купе с нижней частью моего тела, всегда сбивавшей разум на удовлетворение ее плотских потребностей.
Когда Элла была близка к четвертому оргазму, когда тело ее напряглось в ожидании приближающейся конвульсии наслаждения, я услышал на нижней полке шевеление, хотя ладонь девушки ни на миг не прекращала поглаживания набухшего под плавками члена. По тому, как с обеих сторон к моим ногам прижались ноги девушки, я понял, что она села, чтобы было удобнее играть с моим детородным хозяйством. Но как далеко она зайдет в этих своих играх? Как только Мышка уселась, на помощь ее правой руке пришла левая. Она погладила меня по ягодицам, и вот уже обе ладони стягивают с меня плавки, освобождая давно притомившийся в неволе член. Он с удовольствием выпрямился и тут же попал в ухватившие его ладошки. Они гладили его по всей длине, трогали напрягшуюся мошонку, осторожно сжимали переполненные яички, обнажали головку и натягивали на нее крайнюю плоть, которая тут же стягивалась обратно.
Не могу покривить душой и сказать, что мне это не понравилось. Наоборот, я был в полном восторге, но от ощущений собственных меня отвлекла Элла. Она тоже хотела продолжения ласки, и я их продолжил. Кончиком языка я стал водить по ее полуоткрытым губам, она тут же высунула свой и стала им жалить. Ладонь моя продолжила гладить края влагалища, осторжно касаясь больших половых губ, но вот рука Эллочки опустилась вниз, надавила на мои пальцы, утопив их в горячей глубине страждущего зева, некоторое время лежала сверху, затем отползла на живот. Я стал двигать пальцами, имитируя движения члена. Я чувствовал, что еще несколько секунд таких движений, и моя партнерша получит новый оргазм. За миг до его наступления ее ладонь с живота стремительно пустилась к влагалищу, подсунулась под мою и стала теребить клитор. И вот уже снова все тело девушки забилось в конвульсиях оргазма. И в это же время я почувствовал, как к моей головке осторожно приникли поцелуем губки девушки-мышки. Некоторое время она едва прикасалась к моей набухшей головке, потом нерешительно стала вбирать ее в свой маленький ротик. И вот уже гловка захвачена полностью, но только затем, чтобы тут же освободить ее и начать целовать член по всей свободной от пальцев длине.
- А ты не хочешь забраться сюда ко мне?- прошептала чуть слышно Элла. - Дедок спит, девушка, кажется, тоже.
Какое-то время я был в сильном замешательстве. Что делать? Освобождаться от ласк девушки-мышки и заняться над ее головой настоящим сексом? Сказать Элле, что нижней частью моего тела, столько времени невостребованного ею, уже завладела другая? Какова будет на это ее реакция? Возмущение? С какой стати? Я что, ее муж? Досада? Но она целый день лишь дразнила меня, а девушка снизу просто взяла и стала доставлять удовольствие. Возбудится еще больше? Что мы тогда будем делать, если дед проснется?
Пальцы мои по-прежнему находились внутри Эллочки. Я слегка шевелил ими, делая круговые движения. Чувствовалось, что девушка снова близка к оргазму. Ее чуть слышно шепчущие губы находились рядом с моими, я прикрыл их и поцелуем прервал разговор. Наши языки снова встретились, начали трогать друг друга, ее ладонь снова подлезла под мою и стала легонько гладить клитор все убыстряя движения. И вот снова сильное объятие свободной рукой, страстный долгий поцелуй жадным ртом, дрожь всего тела и протяжный сдавленный стон.
Через минуту Элла оправилась от очередного оргазма и снова позвала меня к себе на верхнюю полку:
- Я тебя хочу всего-всего, - едва слышно прошелестела она. Эротический рассказ Сексуальное купе
И я решился открыться:
- Не могу, - прошептал я так же еле слышно. - Моим членом завладела девушка снизу.
Какое-то время Элла осознавала услышанное, потом придвинулась к краю полки и свесила голову вниз.
В это время поезд пролетал мимо какого-то полустанка, и лучи необычайно ярких после столького времени темноты уличных фонарей, начали изо всех сил хлестать по окнам скользящих мимо вагонов, будто вспышкой фотоаппарата на доли секунды ослепительно выхватывая у темноты спрятанную ю действительность и в то же время заставляя зажмуриваться. Но этих четырех или пяти световых пощечин было достаточно, чтобы Элла разглядела, как бережно целует мой торчащий член девушка с нижней полки. Это зрелище ее возбудило еще сильнее, и по-прежнему лежащая на клиторе ладонь начала быстро-быстро теребить его. Я движениями своих пальцев помог Эллочке достичь сильного оргазма, самого сильного за все наше занятие любовь.
Полустанок остался позади, в купе снова воцарилась темнота, тишину которой нарушал негромкий храп Виктора Петровича да изредка звучали сладкие причмокивания девушки-мышки, когда вагон неожиданно качало, и мой член выскальзывал у нее изо рта.
Элла еще некоторое время лежала свесив голову и в едва различимой темноте наблюдала за тем, что делает со мной наша попутчица, затем убрала свою руку с влагалища, осторожно вытянула мои пальцы. И пока я соображал, что она решила предпринять, девушка села на край полки, уперлась ногой в другую, перебросила вторую ногу через меня, и я оказался между ее ног. Руки ее обняли меня за голову и настойчиво стали пригибать. Я прижался губами к животу, который от неудобной позы сморщился складками, но руки двигали мою голову вниз, и я без сопроотивления поддался. Губы мои коснулись влажного влагалища, только что терзаемого нашими руками, я осторожно поцеловал его, высунул язык и стал водить им вдоль больших половых губ, стараясь засунуть как можно глубже. И вот уже руки сильно прижимают мою голову вниз, бедра сдавливают с обеих сторон, и тело девушки бьется в сильной конвульсии наступления нового оргазма. Прижатые к ушам бедра не дают мне услышать привычно сдавленный стон. Я могу о нем только догадываться по тому, как раслабленно опускается живот партнерши. И едва тело оттрепетало от этого оргазма. Как тут же наступил следующий, затем еще один, еще... И в этой череде я перестал себя контролировать, и не в силах больше сдерживаться, струя за струей начал вливать в ротик девушки-мышки накопившуюся за столь бурный вечер и прошедший день сплошного возбеждения сперму.
С каждым новым толчком, каждым непроизвольным движениям члена навстречу принимающему его нектар ротик, в мое сознание билась мысль о допущенной мною несправедливости. Я весь вечер доставлял удовольствие девушке с верхней полки, удовольствие, от которого она получила не меньше десятка бурных оргазмов, а мне помогает избавиться от напряжения девушка снизу, которую я ни разу не погладил, не поцеловал.
Я опустил руку вниз, ласково провел по волосам моей попутчицы, наткнулся на наушники, опустился на плечо. Девушка была одета. Я погладил ее плечо, опустился ниже, провел по небольшой, упрятанной в бюстгалтер грудке. Она отвела мою руку и легла. ?Утром она тоже не произнесла ни слова, глядя в окно на мелькающие мимо деревья, дома и платформы электричек. Элла кокетливо и жадно смотрела на меня, будто стараясь запомнить на всю оставшуюся жизнь. Виктор Петрович суетливо собирался и жаловался на то, что не выспался. А у меня на душе было от чего-то нехорошо. Я чувствовал себя виноватым перед девушкой-мышкой. Как только поезд остановился, первым из купе выскользнула Элла, которую тут же на перроне заключила в объятия ее родственница, затем с кряхтением протиснулся Виктор Петрович.
- Может мы встретимся, - неловко спросил я девушку-мышку.
Она молча и едва заметно покачала головой.
- Спасибо за гуманитарную помощь!
Она слегка пожала плечами и пошла вдоль вагона к выходу.


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 30 авг 2015, 14:44 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
счастье гоблина

автор: Шалап-Талап Марлен

- Нет, я тебе не дам спать. Просыпайся сейчас же, - она стянула с меня одеяло. В утренних лучах ее голова в бигудях, как в змеиных яйцах, - где ты шлялся?
- Мама, я уже не мальчик, - я попытался натянуть назад одеяло. Ни дать, ни взять - бытовая горгона со спящими змеями на голове.
- А это что такое? - она так завопила, как будто увидела себя в зеркале моими глазами.
- Где? - я, наконец, проснулся окончательно.
- У тебя на спине. Кто это тебя так обсосал?
- Что? А? Это моя любимая. Ты меня испугала. Не надо, прошу тебя, с раннего утра ужасы...
- Что? Это та, которую ты называл приличной девочкой? Это она?
- Нет. Другая.
- Какая другая? Кто она? У нее что, рот, как медицинские банки?
- Мама, это наше личное дело. Ин-тим-ное! - растянул я с ударением.
- Ты давно вылечил трихомоноз? Хочешь еще сифилис подцепить?
- Перестань. Ты мне надоела.
От растерянности и обиды у нее дребезжали голосовые связки. Сейчас будет плакать.
- Извини. Я грубиян. Я больше не буду, - я поднялся и поцеловал ее в щеку.
- Иди умывайся и чисть зубы. Папа уже завтрак приготовил.
- Слушаюсь и повинуюсь. Прости меня мамочка, я - подлец.
- И подлиза.
Я пошел в ванную и включил душ. О, черт, опять столбняк. Некстати. Я закрыл дверь ванной изнутри. Посмотрел на себя в зеркало. Провел по щетине. Надо бриться. Огромный засос на груди - медаль за победу в сексуальной революции... Какая вчера была ночь... Мой дуралей жаждет повторения больше, чем я сам. Я повернулся спиной к зеркалу. Да, там было чему испугаться. А она? Остался ли на ней клочок чистого тела? Только к пяткам я не добрался...
Я присел на край ванной и закрыл глаза. Как я ее хочу! С первого взгляда меня не покидало ощущение, что я ее знаю. Только не могу вспомнить, откуда.
И я и она оказались на пикнике случайно. Наши общие друзья устроили вылазку на природу. Меня подобрали в баре, возле которого затаривались водкой. Ее на шоссе. Она тормозила тачку. Хрупкая, даже плоская фигурка. Но в ней жил какой-то шарм. Она закидывала голову, убирая длинную, пшеничную прядь с глаз. Прямые и естественные волосы. Вообще без косметики. Родинки светло-коричневые на шее и возле ушей. Мне почему-то показалось, что она пахнет яблоками. Теми, которые зеленые с белыми веснушками... Забыл, как называются. Такие же прозрачные, как ее кожа.
Девушку звали Алиса.
Мы шли домой молча. Я отстал на шаг. Она вскинула голову. Белая длинная шея. Через плечо покосилась на меня. Осанка прямая, легкая походка. Откуда же я ее знаю?
- Тебя провести? - спросил я.
- Да нет, не стоит. Встретимся в баре, - она сказала это очень просто. Как будто мы были знакомы вечность.
- Я бы хотел с тобой поговорить.
Она не спросила "о чем", улыбнулась:
- До встречи, - ее голос не резал летние сумерки - прошуршал в унисон свежему ветру. Домой я не пошел. Направился сразу в бар.
Она появилась ближе к полуночи. Оделась, как гимназистка. Темное платье с кружевным воротничком и кучей мелких пуговиц на спине. Тонкие лодыжки обтягивали дорогие колготки. Маникюр без лака. Волосы убраны в пучок. Накрашены только губы. Неярко. Все неярко и неброско. Создавалось впечатление, что она прячется. Я пытался уловить запах ее духов, когда она подошла к стойке бара. Веяло пронзительной свежестью, но не мылом и не духами - осенним утром.
- Что ты будешь пить? - спросил я ее.
- Водку с колой. Два к одному, - уточнила она бармену, - хочу русскую музыку.
- Ты будешь танцевать?
- А то как же, - она не спеша, но не отрываясь от бокала, высосала через трубочку свой коктейль, - мне еще одну дозу.
- Алиса, ты уже в кондиции? - окликнул ее хлюпик в драных джинсах, сольемся в экстазе танго?
- О, давно не виделись. Конечно, - она протянула ему руку и они двинулись вглубь зала. Танцевали они не танго, а нечто среднее между классическим фокстротом и хиппишным "танцуй, как танцует душа". Вел слюнявчик ее довольно уверенно. О ней и говорить нечего - бабочка - луна - она самая. Танцы - ее родная стихия. Хлюпик поднял и закружил ее. Задралась юбка, и что я увидел? Она в чулках. У меня опять сперло дыхание. Скромница! Я не стал дожидаться конца танца. Подошел к ним и схватил ее за руку:
- Я хочу с тобой поговорить.
Мы вышли в вестибюль. Ее близость сводила меня с ума. Я сжал Алису, как спазм мое сердце - беспощадно. Как жаждущий путник в пустыне пьет воду - пил ее сдержанное дыхание. Она обвила свои крылатые руки вокруг моей шеи. Тонкая, гибкая - я мог ее держать в двойном кольце. Она привстала на цыпочки. Это безумие! Язык горько-сладкий, как вишневые косточки. И это помню. Откуда? Я пьяное чудовище - стукнул ее головой о стену. Она даже этого не заметила только теснее прижалась к моему животу своими ребрами. Я на секунду опомнился. Оглянулся. Бар находился в кинотеатре. Сейчас зрительный зал пустой. Старожихи в стеклянной будке вестибюля не видно.
- Идем, - мы незаметно проникли в пустой зал. Я сел на кресло в последнем ряду и усадил ее спиной к себе. Руки не слушались. Я не мог совладать с мелкими пуговицами. В остервенении дернул ворот ее платья с двух сторон. Пуговицы рассыпались и гулко покатились к нижним рядам. Я не ошибся - она пахнет зелеными яблоками. Я обсасывал ей шею, лопатки, руки и подмышки, как голодный пес молочные косточки. Она глубоко, беззвучно дышала. Я задрал ее платье. Чулочки держались на поясе. Ее "киска" спряталась под кружевными трусиками.
- Расстегни мне штаны, - хрипло приказал я ей, - не поворачивайся. Сиди так, - пока я искал ее клитор, она безуспешно пыталась расстегнуть мне пуговицы на джинсах. Я добрался до ее сокровища и, наконец, услышал ее тихий стон. Сам я был в плену проклятых штанов.
- Встань, - не убирая правую руку, я подтолкнул ее, левой быстро расстегнул ремень и пуговицы. Мой мальчик получил долгожданную свободу. Сейчас ты получишь ее, эту гимназисточку в белье проститутки.
Но в это время открылась дверь в зал.
- Есть тут кто? - заскрипел старушечий голос. Полоса света стегнула кнутом.
- Тихо. Не волнуйся, - прошептал я Алисе.
- Сейчас свет включу, - пригрозила старушка.
- Не надо, бабуля. Мы выходим, - с нескрываемой иронией громко покаялся я. Видимо, она привыкла к таким парочкам.
- Быстро. Я ждать не буду.
Мы наспех поправляли одежду. Когда выходили в вестибюль я, обнимая Алису, придерживал ее платье на худеньких плечиках. Она опустила голову.
- Бабуля, мы только целовались, - мне хотелось оправдать ее, растрепанную гимназисточку в двадцатидолларовых чулках.
- Знаю, знаю. Лето на улице. Парка что-ли, нет? - беззлобно ворчала старуха.
- Спасибо за совет, - я подтолкнул Алису вперед, чтобы старуха и остальные зеваки не заметили разорванного сзади платья. На улице я поднял ее на руки. Алиса засмеялась, как голубка. Грудное низкое воркование. Или ворона? Без разницы.
- Я тебя знаю. И не помню, откуда. Мы могли встречаться раньше?
- Нет. Я бы тебя запомнила. Поцелуй меня.
- Сейчас. Я не только целовать тебя буду. Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю. В парк не пойдем. Я возьму машину, и поедем за город. Идем, гараж недалеко.
Но из гаража мы не выехали. Как только я сел за руль, Алиса набросилась на меня сзади со своими сосущими поцелуями. Она лишила меня всяческой мужской инициативы. И откуда в этом худосочном тельце столько силы и страсти? Алиса меня возбуждала и страшила. Она присасывалась, действительно, как пиявка...
* * *
... Я не мог кончить с Алисой. Эта гимназисточка в блядских чулочках и без лифчика возбудила во мне зверя.Сколько ей? Лет 25! Она подняла всю муть моей души. Я сам страдал. Но я хотел ее утопить в этой жиже. Я выволок ее из машины, поставил раком и вонзился в нее с яростью далеко не эротической. Я сорвал резинку с ее волос и вцепился всей пятерней в пшеничные патлы. Ее птичье бедро - в железных тисках моей другой руки. Вся моя!
- Мне больно, - тихо сказала Алиса.
- А ты не согласна немножко потерпеть? - да, я был похож на маньяка. Мой голос прозвучал резко и хладнокровно. Она моментально высохла. Мой член терся как о наждачную бумагу. А я свирипел от мысли, что после этой е... она не захочет меня видеть. Я развернул и бросил ее на пол. Включил свет фар. Я хотел видеть ее всю. Но в ее глазах невозможно ничего прочесть. Опрокинутая восковая статуя. Боже, ну откуда же я ее знаю? Я погладил ее грудь. Не грудь, а прыщики. Соски девичьи. Она затаила дыхание. Я не хотел кончать. Может быть, первый раз в жизни.
Я поднял ее, как драгоценный плод. Я лизал и сосал ее предплечья и круглые коленки, спину и живот. Она взяла мою руку в свою, и засунула ее себе между ног. Моя девочка томилась. Я нашел ее губы. Солоноватый вкус над верхней губой. Росинки пота или крови? Я развернул ее лицо к свету. Так и есть. Я укусил ее до крови. Во мне вновь просыпался хищник. Собственник.
- Если ты исчезнешь, я найду тебя, зверски изнасилую, убью, потом еще раз изнасилую мертвую, и зарою на пустыре, чтобы никто, кроме меня, не знал, где твоя могила, - я говорил это вполне серьезно, но она все же уловила нотки иронии.
- Тебя что-то очень сильно мучает. Ты не можешь поделиться со мной живой и надеешься, что я облегчу твои страдания, если буду покойницей. А я не буду молчать. Я стану призраком, и буду приходить к тебе по ночам.
- Лучше бы ты не уходила, - первый раз за всю жизнь я был искренен с женщиной.
- Поцелуй меня. И не останавливайся больше. Грехи нужно прощать не только близким, но и себе тоже. Душа - тоже живая, - холодная статуя оживала в моих теплеющих руках. Я переживал ее оргазмы, как свои собственные. Ненасытная и чувственная, она несла меня к своему берегу. Черная муть сгорала в ее горячем отрывистом дыхании, жгучих стонах...
Уже поднималась утренняя заря, а я все ласкал ее, спящую. Я стал различать пастельные полутона этого мира. Сиреневые и фиолетовые синяки и засосы, лиловые тени под глазами, еле заметные веснушки на носу и возле его тонких крыльев, персиковый пушок над укушенной губой. Но где я ее все-таки видел?
... Я выбрался, наконец, из ванной. Нашел диск Чайковского. "Щелкунчик" это обо мне - шиворот-навыворот. Как хорошо, что дома никого нет. Я вышел на балкон в собственной шерсти и закурил... И вспомнил. Вспомнил.
Я отыскал семейный альбом. Вытер с него пыль. Вот бабушка с дедушкой. Вот мама. Девочка с косичками. А вот она со стрижкой. А вот она уже с младенцем, со мной. А где же институтские фотографии? Вот! Да. Вот она, моя гимназисточка, она же институтка...
Здесь, в этом парке, она встретит на следующий день папу. Она мне рассказывала об этом давным-давно....
- Алиса, Алиса... если родишь мне мальчика, я тебя оставлю в роддоме, - и я увидел себя в зеркале. Ну и морда! Влюбленный гоблин. Но я похож на папу...


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 21 сен 2015, 17:50 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Диптихи или Любовь на крыше

Автор: Просвирнов А. Ю.

Посетители, негромко переговариваясь, бродили по выставке, а Петр, не привлекая особого внимания, находился в самой гуще: важно было узнать мнение каждого. Иногда мастер морщился, словно от зубной боли, когда слышал совсем уж дилетантские рассуждения, но ясно одно: не зря много лет назад приехал из Сибири в Москву, не напрасно сидел целыми ночами над своими полотнами и мотался по городам и весям, в общем, как в песне поется, "все на свете было не зря, не напрасно было". Несколько десятков картин, каждая из которых взлелеяна и выпестована, словно ребенок, на такой престижной выставке - это не шутка. Только спроси - и он расскажет, как создавалась каждая, чего это стоило! Да вот хотя бы... Впрочем, кому это по большому счету надо? Главное - конечный результат. А он здесь - на стенах галереи. Коллеги постоянно заглядывают. В основном дружелюбно улыбаются, расспрашивают, а один, самый маститый, презрительно сморщился и ушел, поджав губы: у него посетителей втрое меньше, хотя журналисты, которые делают тебе имя, по инерции по-прежнему там.
Ничего, эти "акулы пера" просто не смогут проигнорировать радующее глаз скопление публики именно у его картин! Сейчас самая большая группа собралась у диптиха "Прощание". Петр тяжело вздохнул, помрачнел и встал за спинами посетителей, плотным полукольцом окруживших обе картины. На первой была изображена стоящая на крыше высотного здания на фоне ночного города редкой красоты обнаженная девушка с длинными распущенными волосами, задумчиво смотревшая куда-то вдаль. На второй - едва видимое тело падало куда-то вниз между домов. Зрители вполголоса обсуждали увиденное.
-Посмотрите, какая у нее гармоничная фигура! Нечто среднее между Венерой Боттичелли и Олимпией Мане.
-Не забудьте, критики Олимпию называли гориллой!
-Здесь об этом и речи нет. Да и вообще - эта девушка выглядит гораздо сексапильнее, чем Венеры и Данаи у старых мастеров.
-А вспомните ренуаровских пышечек, как живые! Не зря же старик Огюст говорил, что когда хочется эту женщину по заду похлопать - картина закончена.
-Зато молодой Модильяни, когда пришел к нему учиться, возмутился, дескать, он не собирается кисточкой женские зады гладить, до слез старого Ренуара довел.
-Эта девушка, хоть и не пышка, ренуаровской Анне сто очков вперед даст!
-Ну что вы все о теле! Конечно, оно того стоит, но о душе-то нельзя забывать! Загляните в глаза девушке: в них и страдание, и горечь расставания с этим жестоким миром, и в то же время какая-то необыкновенная нежность, любовь - только к кому? И все одновременно! Удивительная девушка, уникальная картина, молодец автор! Как он уловил этот взгляд, как точно сумел запечатлеть!
-Но зачем он ее заставил с крыши спрыгнуть? Разве вам не жалко, что через мгновение это волшебное тело, затерявшееся среди высоток, превратится в бесформенное месиво?
-Увы, жизнь часто бывает жестока! Но, видимо, что-то скрасило последние мгновения жизни девушки. Да, замечательная работа! Пойдемте посмотрим, где тут у Петра Красильникова книга отзывов.
Зрители направились от диптиха к другой картине, а Петр обратил внимание на мужчину, оставшегося на месте, и не сводившего глаз с изображения обнаженной девушки. На вид ему было немного за тридцать, но на висках местами уже засеребрилась благородная седина. Глубокая печаль в глазах невольно привлекала к себе внимание. Петр подошел ближе к посетителю.
-Вижу, картина очень вас заинтересовала, мне как автору чрезвычайно полезно знать, чем именно. Не поделитесь своими соображениями?
-Вы автор? - рассеянно переспросил мужчина. - У вас все так правдиво, жизненно написано, словно с натуры... будто вы сами видели эту девушку на крыше. Я не ошибся?
-Возможно, - уклончиво ответил Петр. - Но почему она вас так интересует? Вы были знакомы?
-Да... То есть нет, только видел. Издали. Мой друг с ней встречался... Она что, действительно это сделала?
-Как сказать, - художник вновь ушел от прямого ответа. - В некотором смысле да, можно сказать, что она распрощалась с жизнью.
-Как это понимать? - с жаром спросил посетитель.
-Смотрю, вы очень близко к сердцу принимаете давние дела друга. Уверены, что в самом деле хотите узнать правду?
-Более чем уверен! Ведь Серега мой лучший друг - еще со школьной скамьи. А меня Василием зовут. Черт, визитные карточки не захватил с собой...
-А как самого Сергея увидеть? - поинтересовался Петр.
-Сейчас невозможно... Он уехал... Далеко и надолго, за границу...
-Ладно, Василий, - художник выговорил имя очень четко со скрытой иронией, которой, впрочем, собеседник от волнения не заметил, - может, и к лучшему, что расскажу эту историю не Сергею, а вам. Давно пора выговориться, не носить больше тайну в себе, так что поведаю все откровенно и без утайки, во всех подробностях. Пройдемте, тут есть комнатка для художников, нам там никто не помешает. Только разговор долгий и трудный получится, сами понимаете...
-О, не беспокойтесь, у меня все с собой, чтобы беседа гладко шла, - Василий хлопнул по "дипломату". - С женой после выставки в гости идем, подготовился, но по дороге я легко запас пополню.
-Вот и отлично, идемте.
Через несколько минут мужчины расположились в маленькой комнатке за столом. Художник достал несколько бутербродов, заготовленных на весь день, а посетитель - бутылку водки. Выпили, закусили, немного помолчали, и Петр начал свой рассказ.
Это случилось шесть лет назад, но я все помню, словно пережил самое необычное событие в своей жизни только вчера. Мне как раз стукнуло тридцать, но определенную известность благодаря некоторым удачным работам я уже приобрел. Как ни банально звучит, я никогда не успокаивался на достигнутом, постоянно прикидывал, что бы еще написать, до мелочей продумывая сюжеты новых работ. Однажды в голову пришло нечто, как представлялось, сногсшибательное. Заприметил одно высотное здание и решил взобраться на крышу, чтобы изобразить Москву сверху. Договорился с дворником, поставил ему бутылку, тот дал мне на время дубликат ключа от лаза. Несколько дней я провел на крыше. Было страшновато, особенно вначале, но, как говорится, искусство требует жертв. Зато какой чудесный вид открылся мне! Я не замечал, как летит время. Мастерская пополнялась новыми этюдами и набросками с калейдоскопической быстротой. Три недели спустя я все-таки пресытился и хотел уже вернуть ключ дворнику. Но тут в голову пришла новая мысль: написать тот же вид ночью, сделать в итоге диптих. Идеи прямо-таки роились, еле дождался наступления темноты.
И вот я вновь на крыше. Установил подрамник и принялся за работу. Полностью в нее погрузился и часа два ничего не замечал. Света луны, время от времени пропадавшей за облаками, и иллюминации гигантского ночного города мне вполне хватало. Я блаженствовал, но вдруг неподалеку мелькнула какая-то тень. Сразу насторожился: не исключено, что эти люди поднялись сюда с недобрыми намерениями. Почему-то вспомнил эпизод из фильма "Джентльмены удачи", когда Доцент сбросил с крыши одного из бывших сообщников. Я прижался к трубе, желая остаться незамеченным. Передо мной появился неясный силуэт, и я с облегчением вздохнул: такое волшебное создание не может представлять угрозу. На крыше стояла молодая женщина, теперь ясно видимая в свете появившейся из-за тучи полной луны. Как художник я не мог не восхититься совершенной фигурой юного создания, длинными волосами, развевающимися на ветру. Что же привело сюда девушку в столь поздний час? Странно, конечно. Но тогда я больше думал о другом: без сомнения, это подарок судьбы, такая красавица прямо-таки просилась на полотно, и я хотел уже окликнуть незнакомку.
Однако та вдруг решительно зашагала к самому краю крыши, и у меня даже застыли пятки от ужаса, все внутри похолодело. Впрочем, нельзя было терять ни мгновения, и я тут же взял себя в руки. Быстрыми шагами подкрался к девушке, стараясь не шуметь. Она уже готова была броситься вниз, когда я схватил ее за плечи.
-Что вы делаете, с ума сошли! - закричал я.
-Отстаньте, уберите руки! - завизжала она, пытаясь вырваться, и я удивился, что мне, довольно сильному мужчине, трудно удержать такое хрупкое, воздушное существо. - Какое вам до меня дело!
Не говоря ни слова и не обращая внимания на острые ногти, до крови впившиеся в мои руки, я оттащил незнакомку к вентиляционной трубе, у которой только что прятался.
-Мне есть до вас дело, - я вновь вступил в разговор. - Во-первых, как художник я просто не могу допустить, чтобы столь очаровательное юное существо через несколько секунд превратилось в кровавую лепешку. Очень не эстетично. Во-вторых, я не хочу, чтобы меня обвинили в убийстве. Милиция быстро узнает, кто взял ключ у дворника и решит, что под предлогом занятий живописью некто задумал убийство. Видите, как вам не повезло, что столкнулись здесь с эгоистом, который думает прежде всего о себе. Рассказ эротический Диптихи или Любовь на крыше читать.
-Плевать мне на ваши проблемы! - огрызнулась девушка. - Мне что теперь, из-за них другую крышу искать?
-Прекрасная мысль! Вот рядом отличный домик, такой же высоты. Счастливого пути! Только провожать я вас туда не собираюсь.
-Идите к черту! - разозлилась незнакомка. - Уберите же наконец от меня руки, синяки, наверное, уже на плечах.
-Не все ли вам равно? Лишняя запись в протоколе судмедэксперта, только и всего! Множественные переломы костей, гематомы на правом и левом плече, мозг отсутствует - или не было в наличии, или вытек из пролома в черепе и с аппетитом съеден бродячими животными...
-Сам ты безмозглый болван! Отпусти, козел безрогий, умничает еще!
-Вот такой вы мне нравитесь гораздо больше! А какие еще ругательства знаете?
Я был несколько удивлен, когда из столь нежных уст в ответ раздалась отборнейшая нецензурная брань, какой не доводилось слышать со времен службы в армии. Зато теперь я узнал много нового про разных своих родственников, уличных женщин, гениталии и половые акты: все это переплелось в такой замысловатый клубок, что я сразу потерял в нем логическую нить, однако неожиданно для себя вдруг тоже рассвирепел.
-А ну заткнись, дура крашеная! - рявкнул я. - Тоже мне, строит из себя чего-то! На тебе еще пахать можно, а она, видишь ли, судьбой изломанная, в депрессии, жить ей надоело! Сейчас сниму ремень, возьму тебя под мышку, сниму трусы да всыплю от души по твоим филейным частям, чтобы мозги, которые у тебя набекрень, на место встали!
Девушка сразу замолчала и вдруг разрыдалась. Голосок теперь у нее был нежный и тонкий, она плакала, как девочка-отличница, вдруг получившая двойку. Мы так и сидели рядом на крыше, я обнял незнакомку за талию, и девушка уткнулась мне в плечо, которое быстро намокло от слез. Я молчал: пусть она ругается, плачет, лишь бы оставила свои безрассудные мысли. Прошло с полчаса. Девушка, кажется, успокоилась и замолчала. И мне было приятно, что она сидит рядом.
-Спасибо вам! - еле слышно проговорила незнакомка. - Я действительно чуть не совершила большую глупость. Или уже совершила, что не прыгнула? Я ничего не понимаю...
-Неужто этот придурок стоит того, чтобы из-за него прощаться с жизнью? - сказал я наугад. - Неужто этого добра не хватает?
-Он не придурок! - заступилась за неведомого мне мужчину девушка. - Вы ничего не понимаете. Он тот самый единственный и неповторимый, случилось, как у Булгакова: любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас обоих. Это уже потом все пошло наперекосяк, через несколько месяцев, и, увы, ничего нельзя изменить. Просто он такой слабый, вот та сучка его и окрутила. А для меня жизнь сразу лишилась смысла.
-Так борись, черт тебя побери! - воскликнул я. - Это как раз ты проявила слабость!
-Поздно бороться. Он живет в этом доме, я вечером заходила. Никого нет. Соседи сказали, что он с родителями уехал на свадьбу - как раз в тот город. Бродила вокруг дома до ночи - они не вернулись.
-И ты сразу на крышу! Может, на свадьбу родственников отправились. Глядишь, все еще устроится у вас!
-Нет, нет. Мы же с ним так понимали друг друга, даже мысли читали. И я сразу почувствовала - нашей любви конец. Делить его я ни с кем не собираюсь! Он обрюхатил эту стерву, а меня бросил!!! Все, хватит! Ты, кажется, хотел меня выпороть? Правильно! Я это заслужила, бей!
Уже в который раз незнакомка удивила меня. Она освободилась из моих объятий, встала на четвереньки, изящным движением задрала платье и приспустила трусики.
-Что смотришь? - спросила она, призывно покачивая попкой. - Снимай ремень и бей глупую девчонку!
Как завороженный, я смотрел на соблазнительно белеющее при лунном свете обнаженное тело и думал, что только последний идиот мог отказаться от такого совершенства. Как ни странно, я действительно начал вытаскивать ремень из джинсов, которые после этого почти перестали держаться, пришлось их снять. Подошел поближе к девушке, глупо глядя на ласкающие взгляд голые ягодицы, и несмело шлепнул по обеим ремнем - чисто символически.
-Разве так бьют? - послышался тихий голос. - Сильнее, чтоб искры из глаз посыпались! Я это заслужила.
-Зачем? - я пожал плечами. - Ты и так столько вытерпела!
Я присел на корточки, несмело протянул руку и осторожно погладил то место, к которому только что прикасался ремнем. На ощупь кожа оказалась необычайно мягкой и приятной, и я, что называется, завелся с пол-оборота. Расхрабрившись, схватился обеими руками за эту аристократическую попку, и мои ладони заскользили по ней, захватывая все большую площадь и временами переходя на упругие бедра. Трусики мешали, и я избавил от них девушку, для чего она послушно поочередно приподняла ноги. Наконец, я рискнул дотронуться до самого сокровенного девичьего тайника. Он оказался теплым и мягким, как тесто. Поглаживая святая святых девушки, я по миллиметру приникал все дальше, мои пальцы, скользя по миниатюрной ложбине, оказывались все глубже в приятном плену. Я мог бы вечно сидеть на корточках и ласкать незнакомку, которая хоть и стояла в такой вроде бы откровенной и вызывающей позе, но казалось, что между нами происходит нечто очень целомудренное и чистое. И тогда я тоже опустился на колени, нагнулся и неожиданно для самого себя поцеловал место, которое только что массировал пальцами. Девушка вздрогнула, с губ ее сорвался едва слышный стон, и она чуть шире расставила ноги. Я осыпал девичий тайник десятками поцелуев и несколько минут мягко оттягивал губами каждую складочку. Мой язык оказался в жаркой долине любви и проворно забегал по всей ее длине, то пытаясь проникнуть в самые глубины, то выныривая из пучины страсти и надавливая кончиком на взбухшую миниатюрную мягкую сопку. Девушка ритмично покачивала бедрами, и я наконец выпрямился, в считанные секунды скинул с себя остатки одежды, вновь схватил незнакомку за мягкие полушария и мгновенно вонзился в лощину, совсем ненадолго оставленную без ласки. Показалось, что не встретил никаких препятствий, словно упал в яму. Пришлось слегка крутить своего приятеля внутри любовного грота, чтобы ощутить всю прелесть скольжения по стенкам. У меня давно уже внутри все будто кипело, видимо, флюиды страсти передались и незнакомке. Она тяжело задышала, несколько раз с силой дернулась навстречу мне, словно желая, чтобы ее пронзило насквозь, а потом застонала - нежно и протяжно. Ее голос звучал ангельской музыкой, и тут уже я так взвинтил темп, что мне позавидовал бы и самый темпераментный дикий зверь-самец. Живой гейзер начал бурное извержение, а я, плотно прижав к себе девичьи бедра, стиснул зубы, пытаясь сдержать нечленораздельное страстное мычание. Уже без всякого страха глядя вниз с крыши, я чувствовал себя на вершине мира и на пике блаженства.
Несколько минут мы неподвижно оставались в таком положении. Я чувствовал, как девушка, напрягая слабенькие мышцы, пытается удержать внутри себя захваченного пленника (это было упоительное ощущение!), однако тот в конце концов выскользнул из влажных недр, похожий на сдувшийся воздушный шарик. Незнакомка поднялась, сняла платье, под которым не оказалось бюстгальтера, и доверчиво прижалась к моей груди.
-Спасибо тебе еще раз! - прошептала девушка. - Сначала ты удержал меня от величайшей глупости, а теперь я снова ощутила радость жизни.
Больше мы ни о чем не говорили, а просто стояли, обнявшись, обнаженные, каждый погруженный в свои мысли. Я думал, что такие счастливые мгновения случаются только раз в жизни: понятно, что эту удивительную девушку мне при всем желании не удержать около себя. Не знаю, сколько мы так простояли - может, пятнадцать минут, может, час, но все меньше окон горело вокруг. Обнаружил и другое: юное нагое девичье тело, льнущее ко мне, плотное прикосновение упругих грудей и приятное покалывание не так давно сбритых волосиков внизу вновь пробудили во мне мужчину. Восставший из небытия живой кол уперся в живот незнакомке, и та, крепко схватив меня за плечи, подтянулась, словно гимнастка, и ловко и точно опустилась на него сверху, так что я едва успел поддержать ее за попку.
Мне почти ничего не нужно было делать: теплые мягкие ягодицы надежно расположились в моих ладонях, а девушка, цепко держась за шею, ритмично подскакивала на мне. Ее волосы растрепались, груди приятно скользили по моей коже и, казалось, могут оцарапать ее отвердевшими вершинами. Черт возьми, как это было здорово! Гибкое восхитительное обнаженное женское тело, извивающееся в моих объятиях! Нам не потребовалось много времени, чтобы вновь слиться на несколько блаженных мгновений в единое существо. На этот раз мы оба дали волю переполнявшим нас чувствам, и я дико зарычал, словно лев, но все равно мне не удалось заглушить крика юной прелестницы.
Я осторожно опустил девушку, нашел среди своих вещей чистую тряпочку, чтобы та немного привела себя в порядок. Пока незнакомка скромно и грациозно очищалась от моего необыкновенно мощного заряда, я нескромно лупил на нее свои бесстыжие глаза и не мог налюбоваться совершенными формами девушки, которые снова пробудили не просто самца, но и художника.
-Не окажешь маленькую любезность? - осторожно спросил я. - Хочу, чтобы ты мне позировала.
Девушка молча кивнула и встала у самого края крыши. На мгновение я перепугался: вдруг она опять решила исполнить свой роковой замысел. Однако незнакомка спокойно стояла над ночной Москвой, грациозно выгнув бедра. Лунный свет словно лился по ее бархатной коже. Это было зрелище неописуемой красоты. А я после только что испытанных бурных страстей, казалось, мог свернуть горы. Редко бывает такое вдохновение! На готовый набросок хватило буквально десяти минут.
-Спасибо! - поблагодарил я незнакомку. - Когда-нибудь изображу тебя на картине.
Та рассеянно кивнула и быстро оделась.
-У тебя спички есть? - деловито спросила она.
Я протянул коробок. Девушка достала что-то из кармана, чиркнула спичкой и миниатюрная книжица ярко запылала в ее руках. Это оказался паспорт. Пламя быстро пожрало фотографию и записи, а через мгновение кусочки горящего картона упали с крыши, и я увидел, как они догорают на земле.
-Моя прежняя жизнь окончена, - твердо сказала незнакомка. - Начну новую. В общежитие за шмотками даже не вернусь - не нужны. Все мои деньги при себе. Сейчас поеду на вокзал и сяду на первый попавшийся поезд. Прощай!
-Постой! - крикнул я вслед. - Не уезжай! Останься, и я помогу тебе начать эту новую жизнь!
Незнакомка даже не обернулась. Решительно застучали каблучки, и я только проводил взглядом необыкновенную девушку. Странно, что мы и познакомиться не успели.
Это событие сильно на меня повлияло. Я так и не женился до сих пор: всех потенциальных невест мысленно сравнивал с незнакомкой и постепенно терял к ним интерес. А тогда, вернувшись в студию, хотел сразу же взяться за картину, но что-то меня остановило. Не получилось и на следующий день, и через месяц, и через год. Лишь недавно будто кольнуло в сердце, и я вернулся к этой работе. Вновь почувствовал такое же необычайное вдохновение, как и шесть лет назад. Решил написать не просто девушку на крыше, а диптих - только вместо паспорта, падающего вниз, изобразил женщину как символ ее расставания с прежней жизнью.
Слушая Петра, Василий машинально впился в подлокотники кресла, так что побелели костяшки пальцев. Когда художник замолк, посетитель глубоко вздохнул, схватил бутылку, в которой оставалась примерно треть, и прямо из горлышка выпил всю водку в рот, жадно глотая и даже не поморщившись.
-Извините, - хрипло сказал он. - Ваш рассказ меня очень тронул. От Сергея я слышал, что девушку звали Света. Она была сирота, воспитывалась в детдоме, после школы приехала в Москву, устроилась на работу и училась заочно в институте. У них с Сергеем, что называется, случилась любовь с первого взгляда. В их первую ночь мой друг был очень удивлен, что Света, хоть и детдомовская, оказалась девушкой. Сергей пытался потом ее найти, но тщетно. Администрация общежития вскоре после исчезновения девушки заявила в милицию, но розыск результата не дал.
-А зачем же Сергей ее искал? Разве он не женился на другой? - поинтересовался Петр.
-Да, другая... Минутная слабость - увидел на дискотеке (мы там вместе были) очень даже интересную девчонку, вся такая гибкая, манящая, пленительная, и после нескольких коктейлей потерял над собой контроль. Да, глупость, всего одна ночь, а кончилось все традиционно. Девушка оказалась из очень приличной семьи, как честный человек, он должен был жениться. Действительно, Сергей с родителями поехал в Подмосковье к невесте, но не на свадьбу, соседи, получается, перепутали, а подавать заявление. Но в загс они так и не пошли: он откровенно рассказал при родителях своих и невесты про отношения со Светой, и его после жуткого скандала, слез и проклятий отпустили на все четыре стороны, в сердцах даже крикнули вслед, что алименты его поганые не нужны, сами справятся. А когда оказалось, что Света исчезла, Сергей побитым псом на брюхе приполз обратно, его милостиво простили, и теперь он типичный подкаблучник: исполняет все прихоти дражайшей половины и в то же время жестоко мучается все эти годы.
-Из-за этого он и уехал за границу? С женой? - художник пристально посмотрел на Василия.
-Да... Наверное... Точно не знаю, - промямлил посетитель.
В этот момент дверь комнаты распахнулась и на пороге появилась интересная шикарно одетая молодая женщина.
-Так вот ты где! - воскликнула она. - А я всю выставку облазила, хорошо, вахтеры подсказали. Сережа, как не стыдно! Нам же в гости, а ты уже почти готовый!
Мужчина, до этого называвшийся Василием, потупил глаза.
-Извините, Петр... - начал было он, но мастер с досадой отмахнулся.
-Не стоит. Я почти сразу понял, кто вы такой - слишком плохо вы притворялись, хотя имели дело с художником, который привык читать в душах по лицам. Но я хотел, чтобы вы все узнали.
-Боже, как мне больно! Как стыдно!
-Вам следовало думать об этом раньше, - холодно ответил Петр. - Прощайте!
Сергей поднялся из-за стола, покачнулся, но жена решительно взяла его под руку и повела из комнаты. Остановилась у дверей, повернулась к Петру и нерешительно спросила:
-Извините, о чем это вы только что говорили? Я совершенно не узнаю Сережу!
-Только о диптихах! - художник развел руками. - Разве наша жизнь не похожа на них?
Женщина недоуменно пожала плечами, а Петр запер за гостями дверь и отправился в зал.
Через несколько дней в квартире мастера зазвонил телефон - это явно был межгород.
-Здравствуй, Петр! - послышался тихий женский голос, который художник узнал бы из миллиона. - Вот как, оказывается, тебя зовут! Значит, сдержал обещание насчет картины.
-Ты! Это ты! Света?
-Не забыл? И даже узнал мое прежнее имя? Сюрприз! А я вот включила телевизор, передают новости на канале "Культура", смотрю - выставка, знакомые все лица. Через интернет нашла координаты, позвонила, мне сообщили номер твоего телефона.
-Ты где?
-Неважно. Главное, у тебя все в порядке, у меня тоже. Этого вполне достаточно.
-Мама, а почему ты на картинке в телевизоре голая? - где-то совсем рядом послышался звонкий детский голос.
-У тебя ребенок? - изумился художник. - Умоляю, не бросай трубку! Может быть, вы приедете на выставку? Я очень хочу вас обоих увидеть!
-Не знаю, нужно ли это... Но я подумаю.
Раздались короткие гудки, а Петр еще долго сжимал в руках телефонную трубку. Наконец, он рассеянно глянул на дисплей АОНа и сразу оживился: номер зафиксировался. Искать или не искать? Художник надолго задумался.


Вернуться к началу
   
 
 Заголовок сообщения: Re: 18+ Эротические рассказы.
СообщениеДобавлено: 22 сен 2015, 00:12 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 авг 2013, 14:30
Сообщения: 565

Cпасибо сказано: 166
Спасибо получено:
246 раз в 188 сообщениях
Пол: Женский
Ваш Знак зодиака: Близнецы

Баллы репутации: 8
Дачная история

Автор: Просвирнов А. Ю.

В частично опустевшем из-за отпусков юридическом отделе сидели три молодые женщины. Одна сосредоточенно изучала новые нормативные акты, а две оживленно обсуждали сложное дело. Впрочем, вскоре дамы сделали перерыв на чай, заодно с интересом изучили фотоальбом одной из коллег.
-Эмма, не забыла фотоаппарат? - поинтересовались у хозяйки альбома. - Хотели ж сегодня в отделе сфотографироваться.
-На месте, - девушка хлопнула по сумочке, но в этот момент требовательно зазвонил телефон.
-Эмма, немедленно зайдите ко мне! - голос начальника не предвещал ничего хорошего.
Девушка торопливо поднялась из-за стола и быстро зашагала в соседний кабинет. Не забыла посмотреть по пути в зеркало, окинуть удовлетворенным взглядом изящную фигурку и миловидное личико и чуть поправить непокорную копну рыжих волос. Павел Львович, казалось, сверлил ее взглядом насквозь. Эмма украдкой оглядела себя: нет, через легонькое платье все-таки не просвечивает белье. Однако ощущение, что старый сатир раздевает ее глазами, не проходило, и девушка невольно съежилась.
-Эмма, где арбитражное дело по претензии завода стройматериалов? Только что звонил генеральный, а я не в курсе.
-Не знаю, - выдавила из себя Эмма. - Им Егор Дмитриевич занимался, потом Люба. Как в отпуска оба ушли, я его не видела, без того завал.
-Знаю, - кивнул Павел Львович. - Но! Вам тридцать лет, вас на месяц поставили исполняющей обязанности начальника бюро, а я слышу в ответ детский лепет . Немедленно дело мне на стол!
Через полчаса Эмма была вынуждена доложить, что ничего не нашла.
-Вам срок - два часа! - отчеканил Павел Львович. - Ищите Егора Дмитриевича хоть на Канарах. Иначе...
Эмма похолодела и пулей выскочила из кабинета. Звонить непосредственному начальнику домой очень не хотелось, но пришлось.
-Здравствуйте, Наталья Семеновна! Извините, что беспокою вас в отпуске, но мне нужно срочно поговорить с Егором Дмитриевичем. Всего пару минут!
-Что ж вы отдохнуть ему не даете! - заворчала жена начальника бюро. - На даче он, работы там полно. Сотовый не отвечает, разрядился. Вечером позвони.
-Не могу я ждать! Наталья Семеновна, как туда добраться?
Спокойно пропустив мимо ушей пятиминутный поток упреков, Эмма выяснила, куда ехать. Уже через пять минут, получив милостивое разрешение шефа, она тряслась в старом "УАЗе". Впрочем, до дачи Егора машина не добралась: путь преградила траншея. Эмме, обливающейся потом под палящим июльским солнцем, пришлось на каблуках преодолеть множество ям и луж. Но вот, вроде бы, нужное место. А который домик? Эмма в растерянности остановилась на стыке нескольких участков.
-Егор Дмитриевич! - громко крикнула она и, не дождавшись ответа, через пару минут повторила зов.
Но вот где-то заскрипела дверь и на крыльце одного из домиков за густой завесой зелени промелькнула мужская фигура.
-Эмма, ты? - раздался знакомый голос. - Какими судьбами? Иди сюда!
Девушка подбежала к утопающему в зелени домику, а Егор Дмитриевич, стоя на крыльце и скрестив руки на волосатой груди, с ухмылкой разглядывал ее перепачканные в грязи ноги. Он был только в спортивных брюках, и Эмма впервые увидела обнаженный торс начальника. Не атлет, но мышцы всюду проступают, к тому же ни единого седого волоса в тридцать пять лет.
-Егор Дмитриевич, я устала, - вздохнула Эмма. - Может, в домике поговорим?
-Заходи, - без энтузиазма пригласил ее Егор.
Девушка сбросила туфли на крыльце и тщательно вытерла ноги мокрой тряпкой под цепким взглядом начальника. В домике было прохладнее и приятно пахло садовой земляникой: в углу стояли два полных ведра. Егор усадил Эмму на единственную табуретку, а сам расположился на кровати. Узнав, в чем дело, он расхохотался.
-Так и знал, что Львович забудет! Я ему в пятницу передал дело, а он о другом толковал. Машинально сунул его под самый нижний лоток на своем столе в кучу черновиков. Пошаришь в этом Клондайке - найдешь!
С уст Эммы сорвалось непечатное ругательство.
-Ого! - брови Егора взлетели вверх. - Вот как ты умеешь! Спеши уже к шефу.
-Гоните? - улыбнулась Эмма. - А мне почему-то казалось, что вы ко мне хорошо относитесь.
-Я ко всем вам так отношусь, - заметил Егор. - По мне хоть до вечера сиди, тебя ж шеф потеряет.
-Ну и пусть! - Эмма вытянула ноги, позволив мужчине вдоволь полюбоваться ими. - Зла на него не хватает! А тут хорошо, приятно, птички поют. Даже выпить хочется.
-Серьезно? - ухмыльнулся Егор. - Давай!
Он распахнул дверцу стола, достал начатую бутылку коньяка и разлил ароматный напиток по двум стопкам.
-Твое здоровье, Эмма!
Закусили крупными сочными ягодами, и легкий ветерок зашумел в голове девушки. "Ничего, скоро обед, все пройдет!" - легкомысленно подумала Эмма и больше не вспоминала о поджидающем ее шефе. За первой стопкой последовали вторая и третья. Эмма с удовольствием ловила плотоядный мужской взгляд, то скользящий по ее стройным ножкам, то глубоко ныряющий в декольте, куда она машинально поминутно запускала руку, поправляя спадающую лямку.
-Жарко стало, - заявила девушка, и язык ее уже чуть заплетался. - Вас не шокирует, если я расстегну платье?
-Лучше не надо! - поспешно сказал Егор и красноречиво покосился на часы.
Эмма проигнорировала намек, решительно поднялась с табуретки и села рядом с мужчиной на кровати.
-Не пойму я вас! - усмехнулась девушка. - Только что глазами меня догола раздели, а теперь теряетесь.
Она нежно провела ладонью по волосатой мужской груди, но Егор осторожно убрал ее руку.
-Не надо, Эмма! Ты немножко выпила, вот и потянуло на глупости. Не забывай, я женат.
-Все нормальные мужики женаты, а я уже два года одна! - девушка решительно тряхнула копной рыжих волос. - Наталья Семеновна старше вас на пять лет, неужто такому мужчине этой бабы достаточно?
Егор поднялся и жестко сказал:
-Эмма, поторопись, тебя ждут!
Девушка подскочила, глаза ее сверкнули гневом, но тут же наполнились слезами.
-Чурбан бесчувственный! - всхлипнула она. - Хоть поцелуйте меня перед уходом! Не убудет!
Егор нежно обнял девушку и впился ей в губы. Через платье она чувствовала жар мужского тела и твердую плоть, упирающуюся ей в живот. Его руки украдкой опустились по ее спине к упругим полушариям. Ладонь Эммы словно сама собой соскользнула с плеча Егора и очутилась под спортивными брюками, где, не встретив никакого препятствия, уперлась в липкую влажную вершину мужского ствола. Тихий стон сорвался с губ девушки, но вдруг на чердаке послышался шорох.
-Кто там? - Эмма резко отпрыгнула от мужчины.
-Мышь, - пояснил Егор и постучал по потолку. - Кыш! Ладно, Эмма, хватит уже глупостей!
И он распахнул дверь. Эмма разочарованно вздохнула, скользнула отсутствующим взглядом по вороху висящей в углу старой дачной одежды, но вдруг на мгновение замерла и решительно вышла из домика. Егор подошел к окну, наблюдая за Эммой, которая быстро исчезла за кустами. Рассказ эротический Дачная история читать бесплатно.
-Мышка, спускайся! - засмеялся мужчина.
Из лаза в потолке показались сначала загорелые ноги, ступившие на лестницу, а следом пышная обнаженная попка. Через несколько секунд плотно сложенная симпатичная нагая женщина стояла перед Егором и укоризненно качала головой.
-Ну, Эмка, а тихоней прикидывалась! Представляю, что бы тут творилось без меня! Самец! Не мог ее сразу выставить? Какого черта ты ее поил и еще целовал? Сколько мы мечтали с тобой об этом свидании, кое-как от Наташки своей вырвался - и на тебе! Закон подлости! Слушай, Егор, я вся в пыли, протри меня!
Мужчина начал поливать женщину из пластиковой бутылки. Вода давно согрелась, однако девушка все равно повизгивала. Егор не спеша сгонял ладонями воду, одновременно массируя женскую кожу, а потом вытер пышное тело полотенцем и лукаво улыбнулся.
-Тут вытер, там намокло, - девушка красноречиво опустила глаза.
-Любочка, какая ты, оказывается, страстная! - нежно сказал Егор. - Впрочем, я всегда это подозревал.
Он подхватил Любу на руки и бережно уложил на постель. Ноги женщины сами собой раздвинулись, открыв жадному мужскому взору сочную розовую плоть. Один миг - и мужчина избавился от брюк и рухнул на Любу. Еще через несколько мгновений скрип кровати слился с протяжным блаженным женским стоном, но вдруг дверь в домик распахнулась. Несколько раз щелкнул затвор фотоаппарата, прежде чем Егор успел схватить простыню и прикрыть себя и Любу. От неожиданности оба не могли вымолвить ни слова. Торжествующая Эмма сфотографировала две головы, расположившиеся на подушке, и убрала "мыльницу" в сумочку.
-Вы думали, я ушла, - засмеялась девушка. - Не угадали! Я обходным путем вернулась. Тихонечко стояла на крылечке и слушала ваше воркование. Любка, плохо ты штанцы свои замаскировала, из-под Егоровой робы выглядывали. Правда, я их только перед уходом увидела. Зато теперь мне понятно, почему вы в последнее время всегда вместе дела разбираете и на суды ездите. Егор, я же сразу почувствовала, что глаза и руки твои одно говорят, а язык другое. Ничего, что я на ты? Любка тоже в отделе тебя по батюшке кличет, а тут совсем другое дело.
-Эмма, успокойся, - наконец-то смог вставить слово Егор. - Понимаю, на жаре коньяк тебе слегка в голову ударил, но мы ж разумные люди. Зачем тебе эта пленка? Давай ее быстренько засветим, а об остальном договоримся.
-Нет! - Эмма упрямо покачала головой и расхохоталась. - Я снимки Наталье Семеновне отнесу. По-моему, я где-то слышала, что лет десять назад ее судили, за то что первому мужу чуть хозяйство не отрезала. Любовница защитила, отделался ранами на бедрах. А молодой адвокат в Наталью влюбился и добился условного срока. Зато теперь его самого на приключения потянуло.
-Чего ты хочешь? - хмуро спросил Егор.
-Выбирай! - решительно заявила Эмма. - Или я несу снимки твоей жене, или ты получаешь меня. Здесь и сейчас! Назло Любке!
Она стянула платье, мигом избавилась от нижнего белья и предстала перед любовниками в костюме Евы. Егор не мог отвести взгляда от пленительного обнаженного стройного тела. Люба тяжело вздохнула, выбралась из-под простыни, пронзила ненавидящим взглядом голую соперницу и встала у стены, повернувшись к мужчине спиной.
-Делать нечего, Егор, - чуть слышно сказала она. - Из двух зол выбирают меньшее.
С торжествующим кличем Эмма подскочила к кровати, засунула сумочку под подушку и резким движением отшвырнула простыню.
-Ооо! - только и смогла произнести девушка, увидев грозно нацелившееся на нее орудие.
В мгновение ока она уселась на Егора сверху, и мужской кол вонзился во влажную податливую плоть. Постанывая, Эмма бешено задергалась на мужчине. Люба украдкой глянула на резвящуюся парочку и шагнула было к двери, но, встретившись взглядом с Егором, села на табуретку за стол, закрыв лицо ладонями. Егор нежно погладил ее призывно выпяченную пышную попку, но тут же получил удар по руке.
-Не отвлекайся! - сквозь зубы произнесла Эмма. - Боже мой, какой мужчина!
Егор тут же перестал обращать внимание на сидящую рядышком Любу. Его ладони порхали по изящному телу Эммы, ласково поглаживая ее спину, ягодицы и груди. Время от времени он приподнимал голову и целовал ярко-красные вершины этих миниатюрных холмиков.
-Эммочка, милая! - прошептал он вскоре. - Я уже еле сдерживаюсь, давай как-нибудь по-другому!
Мало что понимая в любовном угаре, девушка кивнула и послушно сползла с мужчины. Тот сел на кровати, опустив ноги на пол, и усадил на них Эмму спиной к себе. То сжимая, то раздвигая бедра, Егор поднимал и опускал девушку, пронзая ее своим орудием.
-Будто на тракторе еду! - хихикнула Эмма. - Я и не знала такой позиции. Ты волшебник! Аааа!
И она застонала - громко и протяжно, раскачиваясь в объятиях рычащего мужчины, чей вулкан яростно извергался во влажных недрах. И в этот момент, когда любовники перестали реагировать на окружающее, Люба подскочила с табуретки и выхватила сумочку из-под подушки. Через несколько секунд она торжественно обмотала пленку вокруг шеи медленно приходящей в себя соперницы.
-Молодчина, Любочка, расшифровала мой взгляд! - Егор захлопал в ладоши, не выпуская Эмму из объятий.
-Теперь мы поговорим по-настоящему! - злобно прошипела Люба.
-Успокойся, родная! - голос мужчины звучал миролюбиво. - Вещдоков больше нет, но свидетельница осталась. И еще есть коньяк. Надеюсь, три юриста придут к разумному компромиссу.


Вернуться к началу
   
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Новая темаКомментировать Страница 3 из 5   [ Сообщений: 92 ]
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Original Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net


Рекомендую создать свой форум бесплатно на http://4admins.ru

Русская поддержка phpBB